Девочка-танк

Девочка-танк

Лауреат «Золотой маски» Алиса Олейник о самом главном в жизни

На Международный кукольный фестиваль «Перекресток» в Новосибирск привезли философскую притчу о том, что происходит у человека в голове, когда он идет к своей мечте. Во время спектакля на сцене — Герда и ее живая комната.

«Комната Герды» — это такой кукольный театр в кукольном театре. В то время как актриса Алиса Олейник примеряет маски различных персонажей знакомой с детства сказки о Снежной королеве, комната живет своей собственной жизнью. Этим руководит еще один актер — Евгений Филимонов, которого зритель не видит. Именно он делает так, что комната трансформируется, обрастает цветами, вьюжит снежком и наконец тянется к Герде руками Кая. Так что будем считать, что комната — это немного сам Кай и есть. В котором, как в клетке, заперта Герда. Разумеется, до поры до времени.

«Я как Колобок — от всех ухожу»

Для зрителей в «Комнате Герды» заготовлен набор разнообразных фокусов, с разоблачением и выходом за пределы самого себя. И невозможностью в итоге этого самого себя преодолеть. Ведь внутри головы Герды живет целый выводок архетипов, сущностей и страхов. И тем, кто больше всего на свете боится одиночества, покажется, что эта история об одиночестве. Но вообще-то «Комната Герды» гораздо богаче на смыслы. Мы спросили «Кая», о чем этот спектакль, на его взгляд. «О любви», — ответил он.

Актриса Алиса Олейник за свою жизнь побывала в самых разных ролях: поработала в цирке Полунина, в пластическом театре «Дерево» в Германии, получила «Золотую маску» и другие премии. А еще раньше четыре раза подряд поступала в Новосибирское театральное училище и… бомжевала.

Девочка-танк

Алиса говорит, что с детства хотела быть актрисой. Ее мама работала во Дворце культуры «Родина» в Бердске учителем фортепьяно, отец был редактором журналов и писал стихи, сестра в итоге стала иконописцем. А вот сама она целенаправленно отправилась покорять «театралку». Только вот с первого раза мечта не сбылась.

— Меня ж не брали в театральное училище, — рассказывает Олейник. — Тогда директором была Татьяна Байтуганова, и мне каждый раз говорили, что моя проблема — это рост. Я поступала четыре года подряд. И на четвертый как раз стали набирать кукольников, раньше это делали раз в четыре года. Вот туда я и попала.

Во время учебы Алиса увидела спектакли знаменитого пластического театра «Дерево» Антона Адасинского и очень захотела работать там.

— Я понимала, что если останусь в Новосибирске, то «Дерева» мне не видать. И еще мне казалось, что нужно сделать какое-то над собой усилие, сдвинуться в профессии с точки. И я поехала в Питер. Там у меня был тяжелейший год — время одиночества. Проучилась в местной театральной академии, меня все-таки взяли в «Дерево», я проработала там семь лет. Но это случилось уже после того, как я год бомжевала. Меня «попросили» из академии, потому что прогуливала учебу — ходила на мастер-классы к Адасинскому, и, соответственно, выгнали из общаги. Жить было негде, в Петербурге у меня никого не было…

— Почему не остались в Германии?

— Я как Колобок — от всех ухожу. Потому что захотелось еще чего-то. Мне всегда хочется узнавать новое, хочется пробовать разные жанры, работать с разными режиссерами, чтобы раскрывать все больше и больше себя. А когда ты в одном театре работаешь, с одним режиссером и одними и теми же людьми, получается очень закрытое внутреннее пространство. Сначала это тебя питает, дает очень мощную концентрацию, развитие, силы… А потом в какой-то момент ты чувствуешь, что хочется и текст какой-то произнести, и куклу взять, и объект, и в психологическом жанре поработать. Да все что угодно! А в «Дереве» ведь ты всегда лысый, худой и из инструментов — только психотехника.

«Хочу пожелать смелости»

По словам Алисы, театр в Европе сейчас развивается быстрее, потому что… там преобладает негосударственный театр.

Девочка-танк

— Знаете, я за негосударственный театр, — говорит актриса. — Потому что в нем есть больше возможностей для поиска и лабораторий. В таком театре, если спектакль «не пошел», просто делаешь другой. От тебя не требуют, чтобы он оставался на сцене, чтобы были отработаны все деньги. Потому что деньги в итоге ты тоже ищешь сам, вообще все делаешь сам, и поэтому у тебя больше возможностей. Странно, денег нет, а возможностей больше. И еще меня очень привлекает соединение жанров — мультижанровость, когда и кукла, и психологический театр, и клоунада…

— Что бы вы пожелали молодым людям, которые только начинают свой путь в профессию?

— На днях мне сказали, что театр — это никому не нужное баловство. Я осознала, что, может быть, мне это нужно, это составляет всю мою жизнь. Но есть люди, для которых все это смешно — то, чем мы занимаемся. Так вот, я хочу пожелать молодым артистам смелости. Когда я поступала четыре раза подряд или когда я ездила показываться к какому-то заслуженному артисту, чтобы он меня подготовил, мне говорили много неприятных вещей. Может, потому что я на первый взгляд не произвожу впечатления? Но склад характера у меня такой, что, когда меня пытаются задавить, мне хочется еще сильней противостоять этому. Очень сложно стоять на своем, когда ты маленькая такая девочка ростом метр пятьдесят. У меня же какой конфликт с обществом основной? Когда я появляюсь в пространстве, все говорят: «Какая хорошая, милая девочка!» Но как только меня узнают, сразу понимают, что я такой танк. И вот мне кажется, что характер нужно воспитывать. Хоть и тяжело, хоть тебя и оскорбили, не обращать внимания и идти по своему пути.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Елабуге открылась выставка башкирских мастеров «Орнамент – символ эпохи» Костромские врачи учатся лечить пациентов по фотографии На Ташкентской в Самаре наносят граффити с Клаудио Таффарелу Отопление после прорыва трубы в Кировском районе планируют вернуть к 17:00 Гражданка Яна пыталась отобрать у компании в Костроме 35 миллионов рублей

Последние новости