Думы об урожае

Думы об урожае

Крестьянам нужны не субсидии, а государственный заказ и нормальные цены

ЗАО племзавод «Ирмень» по праву считается одним из лучших сельскохозяйственных предприятий в стране, а то и в мире: и надои, и урожайность здесь значительно превышают среднероссийские показатели. Тем не менее и у него немало проблем, впрочем, как и у всей сельскохозяйственной отрасли. Поэтому разговор с председателем ЗАО племзавод «Ирмень» Юрием Бугаковым получился сложным и совсем не праздничным, но важным и интересным.
— Юрий Федорович, самый главный вопрос — как вы оцениваете нынешний год?
— За 46 лет, что работаю в сельском хозяйстве, я не припомню такого года. Это было что-то невероятное. Очень холодная, дождливая весна. Впрочем, и осень не лучше — сплошные дожди и холод. Примерно 500 градусов мы за этот год недобрали. Поэтому урожайность получилась вроде и неплохая, а вот качество зерна — нет.
«Не знаю, что делать с зерном»
— Сейчас зерно лежит на складах, и, что с ним делать дальше, я, откровенно говоря, не знаю. Хорошо, у нас мощный парк сельскохозяйственной техники, одних сушилок семь штук. Во время уборки они работали круглосуточно. Но из-за дождей зерно было очень влажное, его приходилось на три раза просушивать — значит, и затраты втрое выросли. Сейчас все склады забиты зерном, и не только склады. Манеж у нас есть, там дети конным спортом занимались. Сейчас не занимаются, поскольку мы засыпали туда хлеб. Впрочем, как и в гараж. Комбайны пришлось выгнать на улицу, чтобы урожай не лежал под открытым небом.
Цены нынче, конечно, выше, чем в прошлом году, — за тонну дают 8 тысяч рублей, но себестоимость-то зерна 9 тысяч рублей. А производить себе в убыток — это не только нецелесообразно, это безнравственно. Вот и получается, что мы готовимся к празднику урожая, а настроения праздничного нет. Не сможем реализовать урожай по нормальной цене — значит, не будет и развития.
Спасают переработка и ирменское качество
— В вашем хозяйстве мощное животноводство. Как обстоят дела в этой отрасли, насколько увеличилась продуктивность за последний год?
— О продуктивности говорить пока рано, точные цифры будут в конце года. И, поймите, дело ведь не только в продуктивности. Нужно еще учитывать поголовье и объемы производства. В 2007 году мы получили 18 тысяч тонн молока, а в 2017-м объемы производства выросли вдвое. Сегодня поголовье дойного стада у нас составляет 3 200 животных, к концу года планируем поднять его до 3 300 и дальше, в перспективе, до 4 000 голов.
Сейчас строим большое помещение для животных — 40 на 100 метров. Будем запускать его по временной схеме. 5 декабря загоним 200 животных в первую половину здания, а во второй будем вести отделочные работы. Когда отделку закончим, перегоним животных туда и отделаем первое помещение. Другого выхода просто нет. Кроме того, идет строительство большого доильного зала.
— Какие дальнейшие перспективы развития животноводства вы видите?
— На самом деле, можно и больше животных завести, наши посевные площади позволят их прокормить. Но, боюсь, здесь может возникнуть та же ситуация, что и с зерном. В прошлом году при себестоимости тонны зерна 8 тысяч рублей мы продавали его за 7 тысяч. Если мы будем наращивать поголовье и так же будут поступать крупные сельхозпредприятия в Каргатском и Маслянинском районах, возникнет перепроизводство молока.
Нынешним летом молоко закупали по 12 рублей за килограмм при себестоимости 17–18 рублей. Нас пока спасает переработка, но это не будет вечно. А дальше как? И никто не хочет заниматься этой ситуацией. Причем, что самое печальное, падение закупочных цен вовсе не означает, что хлеб и молоко подешевели в магазинах. Нет, они стали дороже. Да что говорить, у нас отпускная цена литра молока 39 рублей, а в магазинах она доходит до 70 рублей. При этом цена литра дизельного топлива сегодня уже 45 рублей — с 27 рублей в 2016-м. Точно так же подорожали удобрения, средства защиты растений, кормовые добавки и так далее. Поэтому в области снижается поголовье. В Ордынском районе, думаю, в Рогалях, будет уничтожено дойное стадо. Еще два хозяйства из нашего района, полагаю, ждет такая же печальная судьба.
— Почему же так проис­ходит?
— Главная причина такого положения вещей заключается в том, что у нас фактически отсутствует государственная политика в отношении сельского хозяйства. В прошлом году был рекордный урожай, Россия продала зерна на 20 миллиардов долларов. А много ли из тех миллиардов дошло до крестьянина? Да, есть субсидии. Наше предприятие в нынешнем году 90 миллионов господдержки получило. А продукции мы произвели на 2,5 миллиарда. Вот и считайте. При этом другие сельхозпредприятия получили меньше денег. Но дело даже не в объемах государственных средств. Селу не субсидии нужны, а государственный заказ и нормальные цены на произведенную продукцию. Мы что угодно можем произвести, но где гарантии, что у нас это купят?
— И какой же выход из сложившейся ситуации?
— В отношении нашего хозяйства — увеличивать производство кормов, раз зерно никому не нужно. Можно сеять кормовые травы — костер, эспарцет, люцерну. Будем молоко производить и перерабатывать. Сегодня мы берем качеством, и это дает нам возможность удержаться на плаву. А вообще сегодня трудно какие-то прогнозы делать. Особенно на длительный срок.

Думы об урожае
«Ждем и надеемся»
— Вы всегда вели активную социальную политику в отношении своих работников. Удается ли это делать в сегодняшних непростых условиях?
— Средняя зарплата в нашем хозяйстве в прошлом году была 42 тысячи рублей. Механизаторы в среднем получают 60–70 тысяч рублей, во время уборочной, конечно, больше. Некоторые из них и по 180 тысяч заработали, один даже 230. Кроме того, мы обеспечиваем существование социально-культурных объектов в нашем селе — детского сада, Дома культуры, спорткомплекса — и даже почтальонам зарплату платим, чтобы почту не закрыли. Двести миллионов в год на это уходит. Еще 200 миллионов налогов в год платим, это так, к слову.
— Так это же замечательно!
— Да, конечно, чтобы люди работали с полной отдачей, нужны и зарплаты достойные, и условия хорошие. Но расскажу я вам одну историю. Когда-то в США мы посетили одну ферму, где тоже производили зерно и молоко. Причем хозяйство больше нашего — 3 600 поголовье дойного стада, 20 тысяч гектаров земли. Так вот, работали на той ферме 46 человек, а у меня — 960. Я когда приехал, рассказал, мне сказали: дай нам такую же технику, и у нас будет так же. Купили мы трактора и комбайны «Джон Дир», доильное оборудование «ДеЛаваль».
— И что же?
— Да то же самое. Нагрузка на механизаторов и животноводов выросла, производительность увеличилась, конечно, но не так, как на той ферме в Калифорнии. Там, где у них один человек работает, у нас трое. И тут еще социальный момент. Куда девать «лишних» людей? Уволить? И куда они пойдут? У всех дети. Тогда освободившиеся работники пошли в колбасный цех и цех полуфабрикатов. Сейчас можно треть смело уволить, если исходить из экономических соображений, но деть мне их некуда.
— Как вы думаете, стоит ли ожидать в ближайшее время перемен в сельском хозяйстве?
— Очень хотелось бы, чтобы они наступили. Вот в сентябре у нас прошли выборы губернатора. Крестьяне тогда проголосовали за Андрея Александровича Травникова, потому что хочется верить, что будут изменения в лучшую сторону. И сейчас мы ждем и надеемся. Как известно, надежда умирает последней.

Думы об урожае

Татьяна БЕЛОВА, начальник отдела экономики и учета ЗАО племзавод «Ирмень»:
— Мы выжили в девяностые, потому что создали свое маленькое государство — сами производим сельхозпродукцию, сами ее перерабатываем и сами продаем. Было время, когда наши бухгалтеры выезжали в город и торговали с молоковозов. Потом мы стали перерабатывать молоко, мясо, хлеб начали печь. Открыли магазин, сначала в нашем селе, потом в райцентре, затем в Новосибирске. Сегодня наша продукция есть практически во всех торговых сетях, ее охотно берут магазины формата «у дома». За последние три года мы открыли 19 фирменных отделов, и реализация через собственную торговую сеть сразу пошла вверх. За девять месяцев нынешнего года наши собственные магазины, включая фирменные отделы, получили 12 миллионов прибыли, а раньше за год было 8 мил­лионов.
Человек всегда больше ценит то, во что он вложил свой труд. Конечно, мы стараемся создавать условия для наших работников — это детский сад, путевки в санаторий, займы на льготных условиях и многое другое. И хорошие зарплаты, разумеется. У нас отдельные механизаторы за год больше миллиона зарабатывают. Но человек должен хотеть работать, тогда от него будет отдача. А те, кто просто за деньгами к нам приходят, они, как правило, долго не задерживаются. Да, сегодня надо очень много думать, чтобы удержать экономические показатели, и еще больше — чтобы увеличить их. Но так было уже не раз. А нас объединяет то, что мы команда. И это самое главное..

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На территории стадиона «Самара Арена» будут проходить экскурсии Костромич о смерти девушки в «Макдональдсе»: в службе «112» ответили очень странно В Татарстане сохранится теплая погода В Самаре из-за Масленицы перекроют дороги в историческом центре Ждать ли костромичам крещенских морозов?

Последние новости