«Животные чувствуют определённее»

«Животные чувствуют определённее»

Надежда КУРИЛОВА, техник искусственного осеменения КРС, 39 лет, поселок Земледелец Сузунского района Новосибирской области

Корни нашей большой немецкой семьи — в Одессе, там родился мой отец. Какие пути привели нас в Сибирь, мама не рассказывала. Думаю, не очень-то хотелось вспоминать: переехали, и все. Традиции и немецкий язык никогда не поддерживались. Мои семь братьев и три сестры переженились (вышли замуж) на местных.
Братья живут в городе, в деревне остались только сестры.
За годы семейство разрослось: у всех дети и уже внуки. Уехавшие никогда не отрывались насовсем, постоянно приезжают на выходные. А на праздники явка обязательна — сто процентов! Весной, осенью — по бездорожью, зимой по сугробам. Наша родня если проехала, то и дорогу так пробила, что ее не успеет занести снегом.
Но вообще-то у нас в деревне за дорогами следят. Всегда можно доехать до райцентра и соседних деревень.
Основное застолье — у мамы. До сих пор она на всю эту ораву печет блины! Мы, конечно, помогаем, а потом сидим за большим столом и с теплым блинчиком в руках чувствуем себя детьми, как раньше.
У меня семья небольшая: муж, две дочки и уже две внучки. Конечно, хочется, чтобы в доме были порядок и достаток. Когда что-нибудь не получается, я думаю о маме: как она справлялась? Пытаюсь ответить себе на этот вопрос, и собственные беды кажутся преодолимыми.
В совхозе я всю жизнь работаю с животными. Два раза в день надо сбегать на ферму. Коровки мои — они, как люди, нуждаются и в общении, и в помощи. Я прекрасно вижу, на что они жалуются, мы очень хорошо понимаем друг друга.
То, чем сейчас занимаются специалисты по экстракорпоральному оплодотворению в городе, мы в деревне уже тридцать лет умеем. Правда, только с коровами. Могу похвастаться тем, что в конкурсах на звание лучшего профессионала я не раз занимала призовые места не только в районе, но и в области. Основание для признания заслуг — сто телят должно родиться от ста коров. От такого показателя ведется отсчет по качеству работы.
Не буду тут распространяться о том, что животные чувствуют лучше и определеннее, чем человек. Про чуткость и жалость тоже не стоит говорить: животные достойны такого отношения порой больше, чем люди, и нуждаются в этом уж точно больше человека.
Мои городские родственники говорят: «Что ты тут коптишь в деревне? Переезжай в город, там тебе цены не будет. Заработаешь и на квартиру, и на безбедную жизнь». Ведь ветеринарные клиники очень нуждаются в настоящих, опытных специалистах. И когда за меня пытались хлопотать о приеме на работу, то там руководители сразу гарантировали полный соцпакет, поддержку по ипотеке и даже корпоративный кредит на обустройство в городе. Я отказывалась, но мне еще продолжали звонить несколько месяцев: не надумала ли я переезжать.
Нет, меня не манит город. Я даже удивляюсь, как можно жить среди этого шума, мелькания лиц, всякого транспорта. Как можно сидеть целый день в каменном мешке, потом пересесть в машину, доехать до дивана и оказаться уже в другом каменном мешке, только дома.
Меня, как и героиню фильма «Приходите завтра», ужасает, что народу в городе на улицах много, все куда-то бегут, никто ни с кем не здоровается. Как это отличается от деревни! Идешь улицей, кто-то окликнет, посидишь, посудачишь о делах, наберешься ума, опыта — все попутно.
Сельские жители во всем отличны от городских. Городские, оказавшись где-либо, оглядываются: где бы присесть? Сельские постоянно ищут, к чему руки приложить, они привыкли быть постоянно занятыми.
Земля у нас как пух. Кажется, воткни палку, и дерево вырастет. Огород всегда ломится от овощей, полно картошки.
Идешь по улице и видишь, что у кого во дворе нового, что прибавилось: новые окна, крыша, гараж, сарайчик, банька. В деревне постоянно идет благоустройство. В каждом доме свой хозяин, свои нравы и свой кураж. Это сказывается на обустройстве домов, палисадников, заборов, лавочек. И каждый при победе: сделаешь что-то своими руками — это и есть самая большая радость.
Я уверена: никто никогда бы не уехал из села, будь тут у каждого дело по душе.
Дом вести — не бородой трясти. Тысячи мелочей на учете у хозяина. Сельский житель каждый сам себе премьер-министр, со своей внутренней и внешней политикой. Вот и я думаю, как можно наладить дело, чтобы деревни не пустели, не исчезали с карты области.
Вот говорят постоянно про какие-то стандарты жизни. Для каждого села нужен такой стандарт. Староста должен подать список, кто к какому делу может быть приспособлен. В деревне нужны свои парикмахер, портной, ремонтники бытовой техники, обуви, одежды. Может, и банщик со своей банькой… В общем, полный цикл обслуживания эти люди должны обеспечивать. Им бы только помочь приобрести соответствующую специальность и оформить свое дело, гешефт по-немецки, или бизнес — уже почти по-русски.
На ферме зарплата у самых усердных больше 50 тысяч. А почему такой работник за любой мелочью должен ехать в районный или областной центр? Где эти коробейники, которые привезут тебе заказ по Интернету? Люди давно готовы платить за любые услуги. Только вот услужливых нет, не приживается эта самая нужная специальность у нас в стране.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В этом году в Елабуге начнут строить речной порт На Ташкентской в Самаре наносят граффити с Клаудио Таффарелу Машины полиции выкрасят в новые цвета Продавщицы в Костроме поймали преступника по методу мисс Марпл Как быстро получить деньги под залог ПТС

Последние новости