Зачем женщин посадили в погреб

Зачем женщин посадили в погреб

Дорогая и любимая наша «Советская Сибирь», поздравляю тебя с Юбилеем!

За столетие газета вобрала в себя все основное радостное и горестное, победы и неудачи нашей области и страны. Многочисленным почитателям «Советской Сибири» есть, конечно, что вспомнить о событиях, связывающих их с тем, что отразилось на ее страницах. Есть что изречь и мне, нечто любопытное и своеобразное, переплетающееся с историей векового издания. Расскажу лишь о самом примечательном.

Газету я назвал любимой не случайно, не исходя из обычных в подобных случаях традиций комплиментарности, а с пониманием того места, которое она занимала в моей жизни. Приобщаться к «Советской Сибири» я начал, будучи еще мальчишкой, в начале 1950-х годов. В то время не было не только телевидения, но и радио в сельской местности почти отсутствовало. Газета, ставшая для меня в моем юном возрасте первой, служила источником информации о близком и далеком окружении. Были и остаются привлекательными материалы, посвященные сельским труженикам, развитию различных районов области. В хорошем стиле подавалась наука. Взрослела газета, взрослел также и автор данных строк, многолетний ее подписчик (не подписываюсь лишь с того времени, когда газета стала еженедельной, но покупаю и читаю регулярно).

В прежние годы время от времени публиковал в «Советской Сибири» свои небольшие материалы, впервые это было в апреле 1969 года (статья «На поиски в центр Азии»).

«Советская Сибирь» стала мне знакомой и полезной благодаря ее подписчикам, моим родителям — Егору Афанасьевичу и Татьяне Антоновне Медведевым, жившим до 1966 года в селе Боровлянка Тогучинского района, где до 1956 года прошло и мое детство. Мама была почти безграмотной, но мудрой и все умеющей. Отец в возрасте 12 лет, не окончив и двух классов церковноприходской школы, после смерти своего отца-кормильца пошел в работники. Позже занимался самообразованием. Не забыть, как много он знал наизусть стихов русских поэтов, особенно любил Лермонтова, Некрасова, Кольцова. Поклонялся могучему таланту Шаляпина и сам любил петь, обладал отменным басом.

Родители разделили со своей страной все победоносное и трагичное. Отец был участником Гражданской войны, прошел всю Великую Отечественную. В июле 41-го его призвали на военную службу, в августе он оказался в окружении и в немецком плену. Бежал из плена и до весны 1945 года был солдатом Красной армии. Между двумя войнами, в 1930-е годы, его по доносу арестовали и на два года отправили на строительство Кузнецкого металлургического комбината. Многие годы мама одна воспитывала пятерых детей. Я, самый младший, родился через три месяца после мобилизации отца.

Судьба уготовила так, что родители мои, прибыв в 1900 году в младенческом возрасте с семьями из разных европейских губерний России в нынешний Тогучинский район, встретились и в 1919 году поженились. Спокойная семейная жизнь оказалась недолгой. Зима принесла не только крепкие морозы, но и жестокости со стороны отступавшей армии Колчака, сдавшей Красной армии сначала Омск, а затем и Новониколаевск, уходящей несколькими дорогами на восток. До Боровлянки, находящейся в 100 километрах от города, от убежавших от колчаковцев жителей окрестных сел дошли слухи, что воинство «верховного правителя Российского государства» мародерствует, молодых мужчин, бездетных и небеременных женщин забирает с собой. Те, кто не соглашается, подвергаются издевательствам, вплоть до убийства.

Услышав все это, мамина свекровь Арина быстро сообразила, как спасти от беды молодую невестку и еще двух соседских девушек. Она привязала к их животам подушки, надела широкие платья и посадила «беременных» молодух в погреб с принесенными в него продуктами и водой. Это подземное убежище, рассчитанное на один-два дня
пребывания, сверху замаскировала дровами. Все это мне довелось слышать от моих родителей много-много раз. Нечто похожее рассказывали также их соседи. Слухи о зверствах колчаковцев полностью подтвердились. Пришедшие в село отступающие вояки занимали теплые дома, выгоняя хозяев в конюшни и сараи. Приказали мужчинам запрягать своих лошадей, грузить провиант, фураж и ехать с ними. Двое, поддавшись уговорам и угрозам, согласились, а двое нет. Солдаты их рубили шашками.

Мой отец рассказывал, что, как только армейцы начали собирать в одно место мужчин, он сел на лошадь и поскакал по лесной дороге. Его долго преследовали, он потерял шапку. Сильно обмороженному, ему все же удалось скрыться. Что же касается операции свекрови Арины по спасению моей мамы и девушек, она завершилась успешно: колчаковцы ни о чем не догадались, спеша скрыться до прихода красноармейцев.

Почти все колчаковцы успели покинуть село, но у крайнего дома в одной повозке с двумя лошадьми сидевшие офицер и женщина почему-то замешкались. А на окрестных улицах уже слышались возгласы бойцов Красной армии. В этот момент Тит Ровковский, славившийся в округе своими неординарными поступками, схватил кусок яркой ткани, залез на крышу дома и, размахивая тряпицей, зычно прокричал: «Товарищи, скорее сюда!» Прискакавшие красноармейцы увидели лишь сани без коней. Беглецы, обрезав гужи — ремни на оглоблях, ускакали верхом в сторону тракта, идущего на Кузбасс.

В этом небольшом эпизоде отразилось неприязненное отношение подавляющего большинства жителей Сибири к «подвигам» армии Колчака, которого в последнее время порой пытаются обелить и показать в розовом свете его причастность к совершенным преступлениям.

Все это было, и правду забывать нельзя, даже если она очень горькая. И еще для меня примечательно то, что упомянутые события происходили 100 лет назад, когда образовалась семья, к которой я принадлежу. В год, когда родилась «Советская Сибирь», которую еще раз поздравляю и желаю быть и далее столь же достойной и нужной для читателей, какой она была в первом своем столетии!

СПРАВКА

Сквер Героев Революции (мемориальный сквер Павших в годы Гражданской войны) расположен в центре Новосибирска и является одним из его символов. Это место захоронения людей, погибших в годы Гражданской войны. Здесь находятся братская могила 104 казненных за попытку военного переворота против Колчака, а также могила красного партизана, организатора пограничной службы в Сибири Петра Щетинкина. Сюда же перенесены останки руководителей новониколаевских большевиков: Петухова, Серебренникова, Горбаня и Шмурыгина.

ОТ РЕДАКЦИИ

Уважаемый Виталий Егорович! Вы напомнили нам об одной из важных страниц истории нашего региона, нашей страны, свидетелями который были ваши родные. Очень важно, чтобы наше издание не только информировало аудиторию, но и несло правду. Мы очень благодарны за то, что в этом нам помогают такие преданные читатели, как вы. Спасибо за теплые слова в адрес нашей газеты. Мы рады, что ваша семья была и остается с нами.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Самаре, возле 160 школ был организован флешмоб Костромской маркетинг: картофель продают с помощью больших женских прелестей Препараты «Софосбувир» и «Даклатасвир» в борьбе против гепатита С Депутаты требуют заставить туристов переспать в Костроме Костромичка нажаловалась на ипотечную квартиру в «Битву экстрасенсов»

Последние новости