Злоключения невезучего «Туриста»

Злоключения невезучего «Туриста»

История знаменитого новосибирского долгостроя, рассказанная его главным конструктором

С самого начала будущую гостиницу преследовали неудачи. Во время возведения «Туриста» погибли три строителя, а опорные конструкции изготовили с браком. И даже за колючей проволокой здание побывало — какое-то время его строили зэки.
Закончились ли злоключения отеля на площади Маркса, который должен был стать первым высотным зданием в Новосибирске, однако отстал от времени почти на полвека и достраивается совсем в другую эпоху? Как «Турист» стал болью его автора и почему тот переживает из-за возоб­новления строительства?
Знаменитый долгострой на площади Маркса обещают завершить. Новосибирцы, которым немного осталось до пенсии, смотрят с интересом на высоченный кран, ожививший картинку возле сооружения, — нынешних седеющих сибиряков когда-то мамы возили в колясках мимо этой стройки. Тогда это была фантастика: «Турист» запроектировали в 22 этажа, в то время как дома в столице Сибири были не больше 12 этажей. В то время у нас только приступили к освоению новых технологий, и этот отель мог стать одной из первых местных высоток. Если бы его судьба сложилась удачнее.
«Метрополь» и «Националь» помогли
Проект сложного инженерного сооружения создали в 1970 году архитектор Владислав Зонов и конструктор Валентин Добрунов, сотрудники Сибирского института зонального и экспериментального проектирования. Многие их работы хорошо знают в Новосибирске — это здание Законодательного собрания, гостиница «Сибирь», стадион «Спартак»…

Злоключения невезучего «Туриста»
— «Турист» — первая гостиница в Новосибирске, которая строилась именно как гостиница. Прежде приезжающих в город селили только в приспособленные для этого здания, — вспоминает главный конструктор Валентин Алексеевич Доб­рунов.
Он принял корреспондентов «Советской Сибири» у себя дома и показал фотографии всех этапов строительства «Туриста» — от фундамента до крыши. Авторам проекта пришлось непросто: в те годы ни общество, ни проектировщики не представляли, как должен выглядеть… гостиничный номер. Просто опыта такого не было! Что говорить, первую советскую гостиницу — «Юность» в Лужниках — построили в Москве только в 1961 году.
— С Владиславом Зоновым мы жили в «Метрополе», в «Национале» — знаменитых московских гостиницах, возвели еще до революции. Ходили, смотрели, набирались впечатлений. Помню, в «Метрополе» были номера для обслуги, их окна выходили во внутренний двор — лучшие виды из окна предназначались постояльцам. Я встречался и с автором «Юности» Юрием Арндтом. Все это помогло создать собственный проект, — рассказывает Добрунов.
Опережая время
Кстати, почти одновременно с новосибирским «Туристом» Валентин Алексеевич строил «Интурист» в Хабаровске. В то время в дальневосточный город начали массово приезжать японцы, чтобы посетить могилы родственников, оставшихся в чужой земле со времен интервенции 1918 года. Гостям из Страны восходящего солнца надо было где-то жить. Вот и постановили построить гостиницу для иностранцев. Одновременно для зарубежных гостей возвели «Интурист» в Москве и «Ленинград» в Северной столице. Решение об этом принималось на уровне правительства страны.

Злоключения невезучего «Туриста»

Один из вариантов внешнего вида «Туриста»

— Наша новосибирская гостиница отличалась от хабаровской — в ней должны были жить советские люди, ведь Новосибирск был закрытым городом из-за многочисленных оборонных предприятий, а в хабаровской — богатые зарубежные гости, — поясняет конструктор. — Номера в «Интуристе» были просторнее — люксы, полулюксы, апартаменты, было предус­мотрено кондиционирование. А в новосибирской гостинице все скромнее, 532 номера — и все стандартные. На каждом из шестнадцати жилых этажей — пять одноместных, семь двухместных, одиннадцать трехместных номеров. При необходимости два номера можно было соединить.
3 ноября 1972 года газета «Вечерний Новосибирск» написала о будущей гостинице. В статье архитектор Зонов приглашал журналиста «совершить путешествие в будущее». Кстати, тогда средства массовой информации так и писали: «Турист» опережает время!»
«Вы входите в вестибюль, и вас сразу окружает уютная обстановка. Много света. Оригинальная облицовка стен из самых современных пластиковых материалов», — цитирует автор статьи Владислава Николаевича Зонова, который показывает ему макет здания. Далее архитектор рассказывает, что по проекту на двух нижних этажах будет столовая на триста мест, ресторан на шестьсот, бар на сто. Здесь же планировалось расположить областное управление туризма, так что гости Новосибирска могли все вопросы по своим маршрутам решать чуть ли не в халатах и тапочках. «Бесперебойный подъем» обитателей гостиницы должны были обеспечить три пассажирских и один грузовой лифт…
Двенадцать метров под землей
Но вот за рамками публикаций осталось то, что этому чуду с самого начала прочили… падение. Очевидно, советские люди в начале 70-х годов просто не представляли, как может устоять здание в 22 этажа.
— Я всю жизнь нахожусь под гнетом ответственности, — говорит Валентин Добрунов. — Моя задача сделать так, чтобы не погибли люди. Я отвечаю за прочность. Но объект строят люди, и иногда в дело вмешивается «человеческий фактор», происходят ошибки.
При возведении «Туриста» именно так и случилось. Сначала все было хорошо. Заложили фундамент, и не простой. Оказывается, в этом месте сложная геология, просадочные грунты. На верхних двенадцати метрах строить нельзя, особенно такие сооружения…

Злоключения невезучего «Туриста»

Начало реализации утвержденного проекта

— И тогда я прохожу двенадцатиметровыми железобетонными сваями толщиной 40 на 40 сантиметров эти просадочные грунты, упираюсь концами свай в грунт, который не проседает. И свай таких больше ста, — объясняет конструктор устройство основания.
На это свайное поле Добрунов уложил сплошную железобетонную плиту толщиной 14 сантиметров, а на нее — сборные железобетонные стаканы. На эти стаканы должны были опереться колонны высотой аж 22 метра.
— И вот на этом этапе произошел казус, — рассказывает Валентин Алексеевич о событиях 40-летней давности. — Чтобы нижняя колонна выдержала давление верхней, в ее сердечник я установил квадратный пакет из металлических пластин толщиной шесть сантиметров. Эти конструкции изготовили на крупном новосибирском заводе металлоконструкций на Станционной. Я был на этом заводе, общался с главным конструктором, который произвел впечатление опытного, серьезного человека. Я был уверен, что он все сделает как надо. Но конструкции изготовили с браком — сердечник получился серповидный. Когда на стройке на первую колонну установили вторую, ее повело. Разразился скандал, начались споры — строить дальше или не строить. И тогда на испытательной базе СибЗНИИЭП мы провели эксперимент — раздавили колонну под прессом. Эксперимент показал: конструкция выдержит. И я как главный конструктор разрешаю строить дальше! Лечили, выравнивали, установили колонны на первых этажах, а дальше — обычную арматуру. Проблему устранили.
Кутерьма стоила нервов
К сожалению, на этом неприятности не закончились. За время работ на объекте погибли три строителя, говорит Добрунов. После каждого такого случая начиналось следствие, и до выяснения всех обстоятельств стройку останавливали. Впрочем, не это стало причиной того, что однажды возведение здания замерло на долгие годы. Сначала не справилась строительная организация — у нее было так много заказов, что она даже не смогла освоить все отпущенные деньги.
— Строительная индустрия была загружена, строить некому, а строить надо, — говорит Валентин Алексеевич. — И тогда площадку огородили забором, поставили вышки и… стали привозить заключенных для работы на объекте. Но потом всякое финансирование прекратилось окончательно, и стройку заморозили. Вообще, вся эта кутерьма стоила нервов. После этого я построил гостиницу «Сибирь» на улице Ленина в Новосибирске, другие мои проекты реализовались, а этот, незавершенный, стал моей болью.

Злоключения невезучего «Туриста»

Начало 80-х годов. Близится период заморозки на долгие 30 лет

Главный конструктор не мог смириться, что его детище стоит унылое и никому не нужное в оживленном месте Новосибирска. Дошло до того, что в первой половине 1990-х годов в мэрии обсуждали вопрос — сносить или не сносить? Валентин Алексеевич написал властям: нужна техническая экспертиза, строительство необходимо завершить. И это сделали. Как главный конструктор Добрунов выдал соответствующее задание специалистам НИИЖТа. В 1996 году они провели детальное обследование несущих конструкций и сделали заключение: они надежны.
Долгострой ожил, но…
Но даже несмотря на такие обнадеживающие выводы, долгострой так и не ожил. Похоже, объект не интересовал собственника. Заполучив территорию, он поставил там торговые центры «Версаль» и Fantasia — они гораздо прибыльнее гостиницы.
— За то время, пока строительство гостиницы было заморожено, представитель собственника (последний находится в Москве) построил несколько зданий, которые дают прибыль, — говорит Добрунов. — Я участвовал в разработке проектной документации второго пускового комплекса. Тогда я увидел, что там работают люди низкой квалификации по разделу «Отопление и вентиляция», и обратил на это внимание заказчика. Он вроде бы исправил это, но больше на объект не приглашал. Все дело в том, что у нас на строительстве есть такая практика: инвестор хочет, чтобы работу сделали с меньшими материальными затратами, и на объект приглашает тех людей, которые ему больше импонируют по цене.
И вот в 2018 году долгострой перестал быть безнадежным. По словам главного конструктора «Туриста», собственник взялся за завершение гостиницы, потому что власти Новосибирска ему предложили выбор: или достраивает объект, или заберут землю. Но у Добрунова новые тревоги.
— Сейчас я беспокоюсь за судьбу гостиницы, потому что на начало строительства она должна быть проверена расчетами, обследованиями конструкций и фундаментов согласно требованиям федерального закона, — объясняет Валентин Алексеевич, который хорошо знаком с представителем собственника и инвестором гостиницы «Турист».
С последним он, кстати, построил гостиницу на Немировича-Данченко в Новосибирске и храмовый комплекс в Ханты-Мансийске. Добрунов считает, что те, кто сейчас занимается объектом, не сделали ряд процедур.
— Почему я считаю, что нового обследования нет? Я этого не знаю, но предполагаю, зная этих людей. Потому что если бы обследования и расчеты были сделаны, то меня бы не обходили. Дело в том, что есть такое понятие, как авторский надзор. По закону я даже имею право требовать, чтобы стройку остановили, если нарушается технология строительного производства. Но это раньше было обязательным приглашать автора, сейчас это требование не соблюдается.
Вода, метро и новые этажи
Валентин Добрунов перечисляет проблемы, которые он видит в связи с возобновлением строительства. Первое — нет точных сведений, на каком уровне сейчас находятся грунтовые воды под гостиницей.
— Когда начиналось строительство, уровень вод был на глубине 40 метров, — говорит конструктор. — Спустя столько лет они могли подняться. Дело в том, что в районе башни появилась вода. Прежде подвалы близлежащих пятиэтажек были сухими, но теперь этого не скажешь. Это проблема больших городов — в результате хозяйственной деятельности стоки воды под землей нарушаются. Раньше площадь Маркса была голой, а сейчас вся застроена. Перед тем как снова браться за строительство гостиницы, туда должен зайти изыскатель-геолог и проверить. Считаю, что этого не сделали. А проблема есть — может подняться уровень грунтовых вод, изменить прочностные характеристики грунта.
Можно ли построить новое здание на старых конструкциях?
— Я считаю, можно. Но, насколько мне известно, хотят надстроить еще минимум пять этажей. Я читал, что там намереваются сделать стеклянный фасад. Строитель снимает тяжелые панели, у него появляется уверенность, что несущей способности хватит и можно добавить этажи. Но это кот в мешке.
По мнению Добрунова, нужно проверить и состояние фундамента, ведь на него могло повлиять соседство с метро.
— Когда в 1995 году провели экспертизу «Об инженерно-геологических условиях на площадке строительства высотного здания на площади Маркса в Новосибирске», там, кроме прочего, говорилось о необходимости комплекса дополнительных исследований. В частности, о возможном влиянии на фундамент подвижной динамической нагрузки от действующего метрополитена. Рекомендовалось это сделать после принятия решения о завершении строительства, — отмечает собеседник.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

КОСТРОМУ ВЗОРВАЛА ШКОЛА «ТАНЦУЮТ ВСЕ». 10 причин пойти танцевать именно туда «Ростелеком» разработал карту транспортных происшествий Приволжского транспортного региона Костромских спасателей задействовали в уборке снега Стала известна самая вредная поза для сна Средняя стоимость «вторички» в Самаре подешевела на 8%

Последние новости