Лишние люди?

Лишние люди?

Как складываются судьбы детей, от которых матери отказались еще в роддоме
На днях в социальных сетях бурно обсуждали тему детей-отказников. Людей особенно взволновала формулировка «мотивированный отказ» — мол, какие такие могут быть мотивы, чтобы мать отказалась от ребенка? Но, как бы кощунственно это ни звучало, порой для маленького человека это лучший вариант…
Мотивы бросающих
За первое полугодие нынешнего года в родильных домах Новосибирской области зафиксировано 65 отказов от детей. За весь прошлый год — 62. В 2015 году от новорожденных отказались 67 женщин. Много это или мало? С одной стороны, с учетом населения Новосибирска и области вроде бы не так уж и много. С другой — ужасно много, учитывая, что сейчас нет войны, голода, эпидемий и других катастроф. Что же двигает такими матерями, какие мотивы заставляют их поступать так?
— Просто так отказаться от ребенка нельзя, женщина должна объяснить, почему она приняла такое решение, привести какие-то веские причины, — говорит начальник управления опеки и попечительства министерства социального развития Новосибирской области Ольга Квятковская. — Обычно указывают отсутствие жилья, работы, плохое материальное положение. Бывает, что родители или другие родственники женщины категорически против и не хотят принять ее с ребенком. И, как правило, все эти так называемые матери незамужние. Случается, что от детей отказываются мигрантки из республик бывшего СССР, но я бы не сказала, что это тенденция. Порой родительницы просто ведут асоциальный образ жизни.
Женщина может отказаться от своего ребенка, это ее право. Как рассказывает главная акушерка новосибирского родильного дома № 7 Татьяна Калинина, если мать это твердо решила, она подписывает специальный документ на официальном бланке, который заверяют главный врач и руководство районной администрации. Если женщина замужем, муж тоже должен оформить отказ (если он, конечно, не хочет оставить ребенка себе). В роддоме малыш проходит все необходимые обследования, потом его помещают в детскую больницу.
— Но еще до того, как отказ подписан, мы сообщаем в органы опеки, в общественные организации, церковь тоже привлекаем, — говорит Татьяна Калинина. — Иными словами, такие женщины не остаются без внимания. И хочу подчеркнуть, что, с тех пор как мы стали работать таким образом, около 30 процентов потенциальных отказных детей остаются в родной семье.
Если инстинкт не проснулся
Как рассказывает президент негосударственной общественной организации «Вместе» Владимир Жижков, в центре поддержки семьи и детей «Вместе» есть специальный тревожный телефон. Звонки поступают днем и ночью. Как только получен сигнал, что в каком-то роддоме мама хочет отказаться от ребенка, туда тут же выезжает сотрудник. Причем происходит это лишь с согласия женщины: если она не хочет, то общественникам никто ничего сообщать не будет.
— Наши сотрудники беседуют с женщиной, которая хочет отказаться от ребенка, выясняют, какие причины заставляют ее совершить подобный поступок, предлагают помощь, — рассказывает Жижков. — Если мать категорически отказывается взять ребенка, мы, как правило, не настаиваем. Как показывает практика, ни к чему хорошему это не приводит. Прецедентов, когда такая мать применяла бы насилие по отношению к ребенку, я, к счастью, не знаю. Но бывает, что она после выписки из роддома продолжает вести асоциальный образ жизни, не заботится о малыше, и в конечном итоге все заканчивается изъятием ребенка и лишением родительских прав.
Бывает, что мама оказывается в безвыходном положении. Она и рада бы оставить ребенка, но у нее нет для этого ресурсов: нет своего жилья, родственников, готовых помочь, нормальной работы со стабильной зарплатой, чтобы получать социальные выплаты. В этом случае ей оказывают помощь. Если женщине после выписки из роддома в буквальном смысле некуда идти, ей помогают с временным проживанием.
Истории со счастливым концом
В Новосибирске есть государственный кризисный центр «Радуга» и несколько частных — «Вместе-Надежда», «Голубка», «Маргарита», приют святой Софии. В среднем мамочки с детьми проводят в таких центрах около года, кто-то больше, кто-то меньше. Обычно за это время ситуация как-то улаживается: женщин трудоустраивают, работают с родственниками, чтобы те приняли их домой. Иногда папы проявляют сознательность и начинают помогать. Владимир Жижков привел такой пример. Иногородняя студентка забеременела, будущий отец, как только об этом узнал, растворился в воздухе. Девушка очень боялась рассказать о случившемся своим родителям, ведь они отправили ее учиться, возлагали на нее надежды. В результате решила отказаться от ребенка. После беседы с сотрудниками центра «Вместе» девушка изменила свое решение, переговорила с родителями, те ее поняли и приняли. Сейчас счастливая мать воспитывает малыша. Она взяла академический отпуск.
— Но есть одна серьезная проблема, — отмечает Владимир Жижков. — Очень трудно устраивать в детские сады детей до трех лет. До полутора лет мама получает пособие и может как-то сводить концы с концами. Потом выплаты прекращаются, женщине надо выходить на работу, но в садик ребенка не берут. Как ей жить эти полтора года? Тут уж кто как приспосабливается. Бывает, что несколько женщин объединяются. Допустим, одна сидит с детьми, остальные работают, иногда мамы трудятся посменно и подменяют друг друга. Кто-то отдает ребенка в частный детский сад. Все деньги идут туда, а что делать?
Ольга Квятковская вспоминает такой случай. Выпускница одной из коррекционных школ Новосибирска, сирота, к тому же несовершеннолетняя, забеременела. Понятно, что ни жилья, ни работы у девочки не было (выпускникам подобных образовательных учреждений вообще непросто найти работу). Родив, она решила отказаться от ребенка. По ходатайству министерства социального развития ей предоставили временное жилье в «Радуге». Параллельно специалисты органов опеки работали с отцом малыша. Дело закончилось свадьбой. Молодой семье помогли снять жилье, компенсировали стоимость аренды, решили вопрос с трудоустройством. Сейчас в этой семье уже двое детей.
Но это, можно сказать, истории со счастливым концом — дети живут с родными мамами, а иногда даже и с папами. Пусть в небольшом достатке, но зато в родной семье. Хочется верить, что все у них будет хорошо. А что же с теми, от кого все же отказались?
Те, кому не повезло
— Если ребенок здоров, то, как правило, проблем с его устройством не возникает, — поясняет Ольга Квятковская. — В каждом районе на очереди стоят люди, готовые усыновить ребенка. Желающих очень много, их число постоянно растет. Чтобы дети быстрее попали в семью, будущие родители сначала оформляют над ними временную опеку, параллельно мы готовим документы на усыновление. Это довольно длительная процедура, которая происходит через суд. Помню, женщина, уже имеющая двоих детей, но без мужа, родила третьего и отказалась от него. Буквально в тот же день ко мне на прием пришла пара, желающая усыновить ребенка. На днях ему исполнился год, и все у них хорошо.
Гораздо меньше везет тем, у кого серьезные проблемы со здоровьем, а также детям, у которых есть родные братья и сестры. По закону устраивать в семью надо всех детей разом, но далеко не каждый потенциальный усыновитель к этому готов. Таких деток помещают в дом ребенка. Точнее, туда берут всех отказников, но здоровые в этом заведении долго не задерживаются.
— Органы опеки выдают специальное направление потенциальным усыновителям, они приходят к нам. Мы предоставляем всю информацию о ребенке, рассказываем, какие у него проблемы со здоровьем, какие нужны обследования, лечение, — говорит главный врач ГБУЗ НСО «Специализированный дом ребенка № 2» Галина Стремоухова. — После этого будущие родители принимают решение. Как правило, каждое дитя находит новых папу и маму. Бывает, что пять-шесть семей от ребеночка отказываются, а седьмая все-таки берет. Это касается в первую очередь детей, рожденных мамами с ВИЧ. Вообще-то такие дети здоровы, но их нужно месяц лечить, а потом еще полтора года наблюдать, брать анализы.
По словам Галины Стремоуховой, примерно 85 процентов детей, от которых отказались в роддоме, в конечном итоге находят новых родителей. А остальные, те, которые страдают синдромом Дауна, другими генетическими заболеваниями, ДЦП и иными поражениями центральной нервной системы, никому особо не нужны. Фактически они лишние. Как тут быть? Нет ответа…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Костромич Дмитрий ДМИТРИЕВ: «Горгулью для замка Максима Галкина и Аллы Пугачевой мы сделали за две с половиной недели» Как заработать биткоины в интернете? Прими участие в Конкурсе и Заработай! Самый оперативный онлайн заем здесь Игра на ставки и без: победить сможет каждый!

Последние новости