«Львов Толстых у нас нет…»

«Львов Толстых у нас нет…»

Новосибирский журнал «Сибирские огни» раздал премии литераторам

Зачем нужны литературные премии, стали ли люди меньше читать, как сделать так, чтобы твои тексты были интересны публике, и нужно ли пиарить литераторов? Об этом обозреватель «Советской Сибири» поговорил с гостями церемонии вручения премии журнала «Сибирские огни», которая прошла на прошлой неделе.
В Новосибирске вручили премию журнала «Сибирские огни» по итогам 2018 года. Поэты, писатели и публицисты, которые отметились на страницах одного из известнейших литературных журналов Сибири, присутствовали на церемонии — кто-то очно, а кто-то дистанционно. Например, Эльза Гильдина из Уфы и Геннадий Башкуев из Улан-Удэ поблагодарили жюри с помощью предварительно записанного видео. Ну а литераторы из близлежащих городов, например из Барнаула, приехали сами, для того чтобы постоять на сцене и забрать заветный конвертик лично.
Мероприятие прошло 23 января в театральном зале Новосибирского художественного музея. Премия организована при поддержке Международного сообщества писательских союзов, бизнес-группы «NORDАЗИЯ» и Новосибирского отделения Союза писателей России. Помогли в организации депутаты городского Совета Новосибирска Игорь Кудин и Сергей Бондаренко, а также министерство культуры области.
— Самое главное, что удалось сделать за последний год, — потихоньку у журнала начинает складываться круг постоянных авторов, — сказал в начале церемонии редактор «Сибирских огней» Михаил Щукин. — Потому что главным человеком в журнале остается все-таки его автор.
Жюри из представителей регионального министерства культуры, городского Совета депутатов, Новосибирского отделения Союза писателей России, редакции журнала «Сибирские огни», власти, бизнеса, литературной и художественной общественности сначала составили шорт-лист, а потом определили лауреатов. В итоге награды распределились следующим образом. В номинации «Поэзия» победили Алексей Ивантер со сборником «Из тех времен, где Волга-Волга…» и Виктор Коврижных — «За горьким хлебом в холода…». В номинации «Проза» отмечены Геннадий Башкуев за «Чемодан из Хайлара. Роман с одушевленными предметами» и Александр Вегнер за повесть «Трудармия». В номинации «Новые имена» награждены Эльза Гильдина, Мария Стародубцева, Наталья Короткова и Игорь Назаров. В номинации «Наследство» премия досталась литературоведу Владимиру Яранцеву за подготовку к печати пьесы Владимира Зазубрина.

«Львов Толстых у нас нет…»
В номинации «Публицистика» победу разделили Владимир Алексеев за «Слово о книгах, нарицаемых «редкие», и о судьбе их в стольном граде Новосибирске». Текст написан к 50-летию отдела редких книг и рукописей ГПНТБ СО РАН и опубликован в № 1 «Сибирских огней». Зал рукоплескал сибирякам Александру Фомичеву и Роману Яковлеву за очерк «Путешествие сибирских зоологов в Ирак».
— Я занимаюсь пауками, а Роман Яковлев — бабочками, — рассказал Александр Фомичев. — Все это произошло в апреле 2017 года, как раз во время активных боевых действий в районе Мосула. Как раз там мы и были, а затем попали в тюрьму. Нас подозревали в шпионаже в пользу ИГИЛ (запрещенная в России организация). Но консул РФ нас все-таки освободил. А так как я со школы знаком с Геннадием Прашкевичем, я ему эту историю рассказал. И он предложил ее записать.

«Интеллектуальная, когда засыпаешь…»
Нужно рассказывать о писателях, считает литературный критик, философ Михаил Хлебников. Сейчас к выходу в московском издательстве готовится и его книга.
— Писателя никто не видит, — говорит Михаил. — Например, поэт, которого никто не знает, может встать на табуреточку, открыть рот, и его услышат родственники, соседи, по крайней мере. А прозаик так сделать не может. Прозаику нужно привлечь внимание читающей публики. Для этого необходимо выйти к ней, найти свой контакт. В первую очередь это нужно для прозаиков, драматургов и публицистов — вот им эта премия просто необходима.
По словам Михаила, из номинированных на премию литераторов интересны все. Но больше всего ему пришлась по душе повесть Натальи Коротковой «По долинам и по взгорьям» и стихи Виктора Коврижных.
— Очень понравилась повесть Мамонтова «До встречи в Ялте», — делится литературный критик. — Почему ее нужно прочесть? Потому что там есть сюжет и написана она очень легко. И это делает произведение легким, а не легковесным. И занимательным. У нас почему-то проза считается интеллектуальной, когда засыпаешь. Заснул на пятой странице — глубокая проза, на первой — гениальная… Но это не Джойс, не Пруст, а настоящая сюжетная проза со смыслом, что всегда и было в русской литературе. Потому что Достоевский и Пушкин — сюжетны. Сейчас мы пытаемся переломить тренд, когда набор слов выдается за литературу, когда тебе непонятно, скучно. Оказывается, можно писать интересно, правильно и продвинуто.

«Львов Толстых у нас нет…»
Писательница Мария Стародубцева из Барнаула и в Новосибирске не впервые, но обычно бывала проездом. А сегодня приехала специально — чтобы получить премию.
— Чего ждет современный читатель от писателя? Думаю, что откровенности, — считает она. — Не в том, пошлом смысле откровенности, как это сейчас часто понимается. Нет, другое. Дело в том, что писатель всегда должен обнажать душу. Но сейчас, особенно в век цифровизации, век, когда все кругом замылено штампами, думаю, от писателя в первую очередь требуется честное высказывание.

Неистребимое желание
Зачем нужны литературные премии и почему с течением времени и появлением новых технических средств писателей становится все больше?
Этот вопрос мы задали новосибирскому поэту Юрию Татаренко, который недавно получил награду парижского литальманаха «Глаголъ» — по итогам участия в Кубке мира по русской поэзии 2018 года.
— Дело в том, что у самого человека есть потребность писать — это неистребимое желание самовыражения, — считает Юрий Татаренко. — Другое дело, у кого и как это получается… Но у нас есть много успешных литераторов. И даже в Новосибирске. Могу, например, назвать Геннадия Прашкевича, выпустившего почти десяток книг в серии ЖЗЛ, а до этого успешно реализовавшего себя на ниве фантастики. Спрашиваете, не много ли авторов, считающих себя писателями? Но мне кажется, опять же, с чем сравнивать. Если с соседними городами, в которых я бываю часто и поэтому знаю литературную ситуацию, то в Новосибирске, возможно, поэтов и больше. Но это я отношу на счет того, что наш город — мегаполис. Опять же, потребность читать у людей тоже сохранилась, слава богу, и можно зайти в любой крупный книжный магазин и увидеть, что книги покупают, а те, у кого не хватает денег, — садятся и читают! Благо теперь есть специальные зоны в магазинах… Я, например, значительную часть заработных средств оставляю в книжных, потому что люблю держать книгу в руках. И мне интересно, что пишет целый ряд современных авторов, начиная от Захара Прилепина и заканчивая Романом Сенчиным. Действительно, есть десяток людей, за творчеством которых я пристально слежу. К тому же, люди сейчас активно читают интернет-версии толстых журналов. Поэтому какого-то апокалиптического настроения у меня нет. Возможно, это еще и потому, что я и сам пишу и у меня есть круг поклонников, регулярные творческие встречи, публикации и так далее. А еще потому, что мне интересна литературная жизнь — поэтому мне кажется, что она и всем другим интересна. Конечно, я более осведомлен, нежели какой-то рядовой житель города, и, думаю, новосибирской литературе есть чем гордиться.
Новосибирский поэт уверен, что большинство из нас не знают ничего о новосибирских поэтах и писателях просто потому, что «ленивы и нелюбопытны».
— Я вот, например, знаю добрую половину из тех, кто печатается в журнале, лично. И конечно, их творчество. Например, рад за коллегу Виктора Коврижных, поэта из Кузбасса. К сожалению, из-за проблем со здоровьем он сегодня не смог приехать. Писателей не знают потому, что их просто не рекламируют, например, как звезд шоу-бизнеса. А почему их не рекламируют? Потому что тут целый клубок проблем. Бывает, что авторы и сами не желают светиться, считают, что их труд — это келья, чердак, подвал. А бывает, у кого-то сложились конфликтные отношения с власть имущими. То есть главная проблема, в сущности, в том, что писатели не пиарят сами себя. Но вопрос в другом: а кто-то обязан их пиарить? Крупные издательства, возможно. Есть такая спорная точка зрения: дескать, писать надо хорошо, и тогда о вас рано или поздно узнают. И вы станете известным. Но мне кажется, общий уровень литературы у нас и так достаточно высокий. Да, у нас нет Львов Толстых, и давайте из этого исходить…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Завтра на карте Костромской области появится Ёлкино Самара запомнит колумбийских болельщиков счастливыми и веселыми 20 огнеборцев прошлой ночью тушили пожар в Сызрани В Татарстане три девочки скинули кошку с 14-го этажа, волонтеры пишут заявление в полицию Вертолет спас жизни заболевших костромских малышей

Последние новости