Монстры и изюминки устной речи

Монстры и изюминки устной речи

Научить наслаждаться живым общением — сверхзадача, которую ставит перед собой логопед
Если дети прошлого века называют себя «поколением книг», любят вспоминать дворовые игры, то поколение Z увлеченно зависает в виртуальной реальности. «Скоро дети так прикипят к кнопкам и разным гаджетам, что говорить разучатся!» — волнуются родители. Так ли это? Можно ли «очистить» речь ребенка от дефектов? И почему, в каком возрасте, при каких обстоятельствах эти дефекты возникают? Рассказывает Татьяна МАТВЕЕВА, логопед, филолог, инфопродюсер.
По мировым стандартам логопед — это парамедик, но на практике в большинстве российских школ и поликлиник, увы, скорее, «недопедагог», считает наша собеседница. И подчеркивает, что подходы необходимо менять. Ведь логопедам приходится решать серьезнейшие медицинские проблемы. К примеру, помогать грудничкам, у которых нарушены сосательные рефлексы, или пациентам, перенесшим инсульт. Да и традиционные тренинги по исправлению дефектов речи тоже нельзя недооценивать: плохое произношение может испортить не только настроение, но и карьеру. И причины такого произношения не просто механические.
В столицах процесс немного сдвинулся. В целом по стране еще не очень.

Сделки стали крупнее. Почему?
Когда-то считалось, что непубличному человеку услуги логопеда не нужны. Если вы не артист и не диктор, шепелявьте на здоровье! Однако времена меняются, и стереотипы уходят в прошлое.
— Однажды ко мне на прием пришел бизнесмен и привел четырехлетнюю дочку, — вспоминает Татьяна Матвеева. — Произношение у девочки было такое, будто она собрала все дефекты, какие только можно, но во рту — все идеально. Ни грамма органики, ничего такого, что мешало бы звукопроизношению! В чем дело? В том, что все дефекты были у папы.
При беседе выяснилось, что воспитание старшей дочери родители «проскочили» в студенческие годы, а вот младшая, сравнительно поздний ребенок, росла папиной любимицей. Девочка обожала отца и повторяла все, что он говорил. Даже ошибки произношения.
— Папа молодец, папе надо аплодировать громко и стоя! — говорит логопед. — Он прошел курс занятий и добился результатов. А через несколько месяцев позвонил и сказал, что все замечательно, но одного он все-таки не понял. «У меня, — говорит, — сделки пошли на более крупные суммы. Почему?» Думаю, о причинах гадать не нужно. Слушая собеседника, мы проговариваем его слова про себя. Мозг перекодирует неправильное произношение в правильное, и, хотя этот процесс занимает микросекунды, мы теряем время. Пока человек с невнятной речью успевал сказать три предложения, собеседники «расшифровывали» одно. Естественно, к нему падало доверие, потому и сделки шли на меньшие суммы, чем могли бы. Теперь ситуация значительно улучшилась.
Так что над произношением надо работать. И не потому, что кто-то может «придраться», а потому, что нас будут лучше слышать, правильнее воспринимать, нам будут больше доверять.

Заикаются не самые пугливые
«Как вы считаете, доктор, почему мой ребенок заикается? Может, его кто-то напугал?» — такой вопрос мамы и папы задают часто, и логопедам приходится их «разочаровывать».
— Причин для заикания много, и все они, как правило, носят неврологический характер, — объясняет Татьяна Матвеева. — Иногда заикание связано с тем, что у левши директивно меняют левую руку на правую, особенно в «возрасте ложки», до трех лет. Если левша выбирает руку для какой-то ведущей работы осознанно, слома не происходит. Допустим, правую руку — для письма, левую — для рисования. Кстати, подобрать ножницы для левши в нашей стране очень сложно. В Европе такие ножницы есть, в России — нет, поэтому левшам приходится приспосабливаться. Недавно делала заказ на перья для каллиграфии. Для левшей перья бывают, но они на порядок дороже. Толчковая нога, рука, глаз как-то перераспределяются, но может произойти срыв…
Однажды на прием к логопеду привели ребенка-левшу, который осознанно выбрал для письма правую руку. В младших классах все было хорошо, но объем информации рос, потребовалось писать быстрее, и стало понятно, что ребенок не справ­ляется.
— Уже видна была готовность к заиканию, и любая собака, которая гавкнула бы на ребенка из-за угла, могла оказаться той самой собакой, из-за которой началось заикание. Если готовность есть, причина найдется — высокая температура, стресс, перелет, смена климата, развод родителей — все что угодно, — подчеркивает Татьяна Матвеева.
К счастью, мальчику помогли. По совету логопеда родители поговорили с учительницей музыки, и она пошла навстречу. Ребенку стали давать партитуры музыкантов-левшей, и напряжение снялось через музыку. Главное — проблему вовремя заметили, не проигнорировали, а обратились к специалисту.
Но несостоявшийся левшизм — это только одна причина, а их ох как много!

Ностальгия — не выход
Ритмы современной жизни таковы, что даже взрослые не всегда их выдерживают, а тем более дети, у которых механизмы защиты еще не сформировались.
— У современных детей стала встречаться легкая, практически незаметная тугоухость, — делится наблюдениями Татьяна Матвеева. — Шумы города настолько сильны, что идет снижение чувствительности. Помните героинь фильма «Страна глухих»? Одна из них спрашивает другую: «Что ты слышишь вокруг?» Вторая ей отвечает: «Много звуков. Машины едут, люди разговаривают, смеются. А у той женщины подковки на каблуках. Она идет, и слышно…» Первая недоумевает: «А тебе нужно все это слышать? Зачем? Забудь все». Шума вокруг нас так много, что некоторым детям от этого больно, и они как бы «закрываются» и начинают хуже слышать. Не ухом — мозгом. А дальше начинают путать звуки, которые недослышат. Например, группу свистящих или группу шипящих. Звуки кажутся им почти неразличимыми.
Много нюансов привносит и компьютерная техника, общение с помощью которой все чаще дополняет «живые» контакты. Обездоливает это детей или, наоборот, обогащает?
— У меня была ученица из Америки — девочка из многодетной семьи, родители которой хотели научить ее правильному произношению на русском языке, — приводит пример Татьяна Матвеева. — Представьте, мама доит коз, старшие братья хлопочут по хозяйству, кто-то змею ловит, чтобы она всех кур не передавила, а девочка сидит у компьютера и занимается со мной. В этом случае компьютер — зло для ребенка или нет? Думаю, в некоторых ситуациях компьютер может стать спасением.
У каждого поколения — свои детские радости, забавы и любимые словечки. Свой язык. У тех, кто рос в городских дворах середины прошлого века, не было игр на росистой траве. «Мы были детьми асфальта», — говорит Татьяна. Когда этот асфальт забили припаркованными автомобилями, детям во дворе стало скучно и тесно. Как быть? Ностальгировать по прошлому? Или искать иные формы коммуникаций — способы общения в реальной жизни?
— На мой взгляд, люди, которые кивают на компьютер и говорят, будто в наше время виртуальной реальности не было, немножечко лукавят, — уверена эксперт. — Всегда были дети, которые находили «виртуальные радости». Например, рисовали, ухитряясь набором простых карандашей делать квазиобъемные рисунки так, что монстр прямо-таки выступал из бумаги. Отбегав свое во дворах, доказав себе и всем, что «я могу пройти по крыше и не свалиться», быстрее всех бегать, ловчее других кидать мяч, — уходили со двора. Кто в книги, кто в кружки. Парки, танцевальные школы, бассейны, студии — все это есть и сейчас. Другое дело, надо найти ребенку то, что ему действительно интересно. А найдя — стремиться к общению. Конечно, нужно учить детей работать с книгами, формировать домашние библиотеки. Но если всего этого нет, компьютер может стать палочкой-выручалочкой. Важно учить ребенка правильно пользоваться компьютерной техникой, а не убегать от реалий.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В городском Дворце культуры прошел конкурс «Женщина года. Мужчина года: женский взгляд» 21 марта в Самарской области включат сирены и громкоговорители Полиция признала серьезное усиление патрулей в Костроме В Самарской области, существует и успешно развивается движение «Самарский КВН» Снесут и построят: в Самаре планируют возвести новые дома на месте снесенных

Последние новости