На словесных рудниках

На словесных рудниках

Странствия по таежным дебрям, труд на далеких приисках, история золотой лихорадки в Сибири, триумфы и трагедии тех, кого «лихорадило»… Тут и выдумывать ничего не надо! Реальные сюжеты зажигательнее любого романа, уверен уважаемый гость и большой друг нашей редакции.

Его книги знают и любят далеко за пределами Сибири. Так, приключенческий роман «Тяжкое золото», а за ним «В дебрях урмана», «В сетях лукавого» нашли читателей и в России, и за рубежом — продаются в Германии и других странах Европы. Недавно
вышла в свет аудиоверсия «Тяжкого золота». Новый роман Александра Минченкова «Тайны угрюмых сопок» уже на подходе. Планами и проектами писатель поделился с
читателями «Совсибири».

Счастье пробивных любит

Новосибирских авторов, которые успешно сотрудничают с крупными столичными издательствами, не так уж много. Почему?

— Я тоже задавался этим вопросом, — размышляет Александр Минченков. — Цены на печатную продукцию высоки, поэтому авторы ищут спонсоров. И хорошо, если спонсор есть, это уже успех. Многие издают книги тиражом сто, пятьдесят экземпляров, а то и
меньше, лишь бы издать. Не слышал, чтобы новосибирские полиграфические фирмы занимались распространением. Столичные издательства выпускают книги большим тиражом, рекламируют, продают и к тому же выплачивают авторам гонорары.

— Александр Михайлович, а может ли автор прожить на один гонорар? Это реально?

— Это трудно. Гонорар — красивое слово, но, как правило, это небольшие деньги. Особенно если долгие годы человек был далек от литературы и его книги не поставлены на поток. Я, например, несколько лет сотрудничаю с московским издательством «Вече». Обязательств «выдавать» тексты в какие-то сроки у меня нет. На издание каждой книги со мной заключают договор. Сначала выплачивают аванс, затем — долю от продажи. Конечно, новому автору сложно пробиться. Бывает, спонсор или издатель рассуждает так: «Зачем вкладывать капитал в нераскрученное имя, пусть даже у автора семь пядей во лбу? Нужно «отрабатывать» другого, в которого уже вложены деньги!» Чтобы вас узнавали, полезно участвовать в конкурсах, не опускать руки, а пробиваться.

На словесных рудниках

Там, где золото

Роман «Тяжкое золото» основан на реальных фактах. Его герои — старатели дореволюционной эпохи, которые трудились на Ленских золотых промыслах (Бодайбинский район Иркутской области).

— А там, где добывали золото, всегда были дельцы и пройдохи, — констатирует писатель.

В 1912 году на Ленских приисках произошла трагедия — расстрел рабочих, которые шли с прошениями к властям.

— Я давно уже новосибирец, но интересуюсь жизнью Бодайбинского района — там прошли мое детство, юность, трудовая деятельность, — объясняет Александр Минченков. — И я вижу: меняются поколения, но память о ленских горняках живет.

— Это ведь не последняя ваша книга, посвященная истории?

— Сейчас я готовлю к изданию роман «Тайны угрюмых сопок». Время действия — середина XIX века, начало золотой лихорадки в сибирской тайге. Именно тогда открывались первые прииски — Спасский, Вознесенский. К слову, названия многих приисков навеяны верой в Божью помощь: добытчики трудились по ключам, по речкам в надежде, что Бог пошлет удачу.

— Каков труд старателей сегодня и каким был раньше?

— В прошлом веке технологии добычи были примитивные. И старатели на приисках, и одиночки, добывавшие золото втихую, использовали деревянные промывочные бутары и лотки. В бутары укладывали шкуры животных и самодельные решетки. Через решетки пропускали воду. Пустая порода смывалась, а золото — оно тяжелое — оседало на днище бутары. Сегодня в арсенале старателей специальные промывочные приборы с улавливающими устройствами. Шагающие драглайны или бульдозеры вскрывают пустые породы, а следом за ними карьерные экскаваторы берут золотоносные пласты и грузят в автосамосвалы.

— Вот уже двести лет, как в Маслянинском районе добывают золото высочайшей пробы. Наши читатели могут вспомнить статью «Серьги императрицы» о царских украшениях из егорьевского золота. Вам что-нибудь известно — миф это или правда?

— Трудный вопрос. Знаю лишь из разных источников, что императорская династия имела несметные богатства, часть которых бесследно исчезла. Если уж историки не могут отличить, где правда, а где миф, то я тем более не берусь что либо пояснить. Бывает же как? Порой из загадок и тайн прошлого рождается писательский художественный вымысел.

Исходил тайгу вдоль и поперек

Жизнь золотоискателей Александр Минченков знает не понаслышке. Многие годы будущий автор романов трудился маркшейдером на приисках, контролировал ведение горных работ.

— Я исходил тайгу вдоль и поперек, — вспоминает наш собеседник. — Забирался в самые глухие места — там, где Лена и Угрюмрека, о которой вы, наверное, читали в романе Шишкова.

— Какие правила нужно соблюдать, чтобы не пропасть в тайге?

— Как у нас говорят, идешь на день — бери запасов на три, а то и больше. Бывали случаи, отправляешься куда-нибудь на моторной лодке, и по пути отказывает двигатель. Сплавляешься по речке, находишь зимовье, а в зимовье издревле заведены такие правила: там всегда есть спички, свечка, сухари, крупы, чтобы любой путник мог найти приют. Лишь бы это зимовье отыскать! В книге «Случай в тайге» есть рассказ, как мы выходили из тайги вдвоем с другом. Была глубокая осень, ночь. Шел снег, дождь, вдоль речки все размокло. Спички прячешь, заворачиваешь в целлофан. Сухие веточки, которые не тронул дождь, собираешь под елью. Разводишь огонь, раздеваешься почти до нижнего белья, сушишься и греешься. То спина теплая, то бока. Как шашлык, всю ночь вертишься у огня.

На словесных рудниках

Живая память

— «Остров детства» — ваша автобиография, истории о жизни детворы на сибирских приисках. Какие книги вы читали, когда были ребенком? Что посоветуете почитать нынешним школьникам?

— В детстве я читал книги про военных летчиков Кожедуба, Покрышкина, Чкалова, Гастелло. Любил русские народные сказки. Не раз перечитывал «Остров сокровищ», «Приключения Тома Сойера», «Приключения Робинзона Крузо», «Путешествия Гулливера». В юности были «Молодая гвардия», «Как закалялась сталь», позднее — Шукшин, Астафьев, Распутин, Дедов, Есенин, Высоцкий. А вот какие книги посоветовать детям… Каждый ребенок — индивидуум. Один, когда вырастет, хочет стать доктором, другой — строителем. Или банкиром, юристом, актером, моделью… У каждого свои взгляды. А посему всем разом подсказать, что читать, непросто. Главное, чтобы книги, которые дети берут в руки, помогали отличать зло от добра, давали толчок воображению. Современные подростки больше живут Интернетом — это прямо тяга,
которая моему поколению была неведома. Ладно, если впитывают что-то полезное, познавательное. Но ведь в Сети — масса электронных изданий, которые разум ному не учат.

— Несколько ваших книг посвящены Великой Отечественной войне. Есть ли в ее истории недосказанные страницы?

— Есть, и весьма много! Когда я писал книги «Забвению не подлежит» и «Дни войны», осознал, насколько неисчерпаема эта тема. Огромное число людей остаются поныне безымянными, хотя каждый по-своему внес свою частицу в Победу. Кто погиб, кто без вести пропал, а оставшиеся в живых, многие из скромности, не давали о себе знать, о них знали и знают лишь родные и близкие. А сколько, к сожалению, уже ушло из жизни!

— О чем вас спрашивают читатели на встречах в школах, библиотеках?

— В основном интересуются, как я стал писателем и как добывают золото. Показываю ребятам муляжи самородков и сопутствующий золоту минерал пирит — красивые, аккуратные кубики. Где он, там и золото. Издавна этот минерал называли железным колчеданом.

— Что вам хотелось бы сказать читателям «Советской Сибири»?

— Быть постоянными читателями! Чтение развивает мозг и даже помогает жить. А если есть желание, пишите сами. Неважно — для газеты, журнала или книгу. Это непросто, но, поверьте, интересно!

Встречи в глухомани

О том, как писатель ходил на сопку и чуть не столкнулся с медведем

В молодые годы Александр Минченков рисковал путешествовать в одиночку. Покоряя сопку, высота которой полтора километра над уровнем моря, увидел чудо природы и едва не «поздоровался» с хозяином тайги.

— Поднялся я на сопку в августе, а на северной ее стороне лежал снег, — вспоминает романист. — Я делал снежки, бросал на южную сторону, и они тут же таяли на солнце. Уникальная вещь, когда летом можно в снежки поиграть! Спускаясь с горы, дошел до сенокоса. Там косил дедок, с ним была собака. Он меня спрашивает: «Медведя не встречал?» — «Нет». — «Мы его с собакой только что шуганули отсюда». Я не особо встревожился. Медведь обычно человека не трогает, обходит стороной. Живет себе спокойно, поедает ягоды, грибы, орехи. Хотя иногда и задерет кого из копытных — как иначе? У них своя жизнь, лесная. Но если кто выстрелит и ранит зверя, тот запомнит человека — и облик его, и запах. Для него это потенциальная жертва. Зверь страшный! Умный, непредсказуемый. С годами я стал осторожнее, осознал опасность
одиночных походов.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Матерый лось пробил крышу «Нивы» под Костромой Брокеры-аферисты украли со счета жительницы Елабужского района более 220 тысяч рублей В Костроме обнаружили педофила на улице Индустриальной Драгоценности – Гузеевой, шуба – Пугачевой, грибы – Порошиной: что привозят звезды из Костромы? Договор на строительство моста через Волгу пока не подписан

Последние новости