Почему не сбылся мрачный прогноз Тэтчер

Почему не сбылся мрачный прогноз Тэтчер

Много лет советская власть приучала нас к мысли, что «государство позаботится о нас», и в меру экономических возможностей заботилось. Но нас это не устраивало: очереди за благами были слишком длинными. Теперь каждый сам добывает блага, но при этом порой оглядывается назад. Что и с чем можно сравнивать?
«Да здравствует то, благодаря чему…»
— Если почитать прогнозы 90-х годов по демографической ситуации в России, то нас должно было остаться сегодня всего-то 30 миллионов человек. Почти недалеко до знаковой цифры в 15 миллионов, определенной для России в 1980 году Маргарет Тэтчер, премьер-министром Англии.
Если бы она приехала в Новосибирск, то прочитала бы наш бессмертный лозунг: «Да здравствует то, благодаря чему мы, несмотря ни на что!» Теперь в России все те же 143 миллиона человек, несмотря на две понижательные демографические волны. И мы будем расти вопреки всем и всему. Тут работает ряд рукотворных факторов: и рост доходов, и материнский капитал, и рост пособий по рождению ребенка, и новые выплаты семьям после 1 января 2018 года.
А рост продолжительности жизни? Если она была в 2000 году 63,5 года, то сегодня — 71,5 года. А это не тот показатель, который можно легко сдвинуть с места. Он — результат комплекса действий, в том числе и государственных регуляторов, которые положительно влияют в длительном периоде.
Коренные признаки рыночной экономики
— Люди, как известно, делятся на оптимистов и пессимистов. Для первых полстакана воды — это наполовину полный стакан. Для вторых стакан — наполовину пустой. Поговорим о жизни нашей бренной с позиции оптимистов. Тем более что для такого подхода есть множество причин.
Сколько живу, слышу и читаю стенания о росте цен и стоимости жизни. Но они растут везде, во всем мире. Любой экономист на пальцах объяснит, что это коренное свойство рыночной экономики. Как говорится, ограниченность ресурсов и неограниченность потребностей. Это объективно. Значит, речь может идти только о борьбе за снижение темпов их роста.
Давайте посмотрим картинку. Не за год, не за два, хотя бы за 20 лет. Ведь любые экономические изменения проявляются в тенденции, а они видны в большие промежутки времени.
Если в 2000 году инфляция зашкаливала за 20 процентов, в 2010-м составляла 8,5, то в 2017 году — 3,5. Да, были всплески инфляции в годы кризисов — в 2008 и в 2015–2016 годах. За три года последнего кризиса наше производство упало на 9 процентов. Однако к кризисам в экономике тоже надо привыкать — это второй коренной признак рыночной экономики. Они повторяются каждые 8–9 лет, к ним необходимо готовиться заранее всем, государству и населению.
В Новосибирской области цены вели себя так же. Рост цен в 2000 году составил 18 процентов, в 2010-м — 6,2, в 2017-м — 3,8.
Оборотной стороной роста цен является динамика доходов населения. С 2000 года доля населения России с доходами ниже прожиточного минимума сократилась с 34 миллионов человек до 22 миллионов. При этом надо учитывать, что сам прожиточный минимум за эти годы вырос более чем в два раза. Заработная плата в России составила в 2000 году 2 223 рубля, в 2010-м — 20 952, в 2017-м — 39 772. В нашем регионе динамика аналогична, но ее рост скромнее. Средняя зарплата у нас сегодня составляет, по разным данным, от 29 до 39 тысяч рублей.
Ты готов взяться за любую работу?
— Мне как экономисту говорить о безработице смешно. Потому что Россия, и заодно с ней Новосибирская область, не знают, что такое настоящая безработица. Это когда тебе есть нечего и ты готов взяться за любую работу, но ее нет. Подчеркиваю, за любую.
В Новосибирской области безработица на уровне от 1 до 1,5 процента. В то же время повсюду нужны люди, много незанятых мест. У нас так называемая структурная безработица. Одних специалистов перепроизвели, а других — дефицит. Но переучиваться многие не спешат. С другой стороны, сколько работы на селе, как остро оно нуждается в самых разных специалистах, но туда их и миллионными призовыми не затащишь. Значит, не приспичило.
На Западе, где «все прекрасно», с безработицей вовсе не борются, если она ниже 5 процентов.
Мы прошли порог экономической безопасности
— В лихие 90-е нас прикармливали «ножками Буша». Сегодня мы занимаем четвертое место в мире по производству мяса птицы и экспортируем его. За нами пятое место по производству свинины, и мы готовы продавать ее кому угодно. Да, по производству говядины, молока и масла мы еще не дотягиваем. Импорт составляет 40 процентов наших потребностей. Но ведь в 2000 году он доходил до 90 процентов. Особенно обидно за масло. Лучшим в мире маслом считалось вологодское и барабинское. Последнее без холодильника хранилось в два раза дольше за счет естественной солености. Так и хочется бросить клич: «Барабинцы, верните себе былую славу!»
Но даже если этого не случится, динамика очевидна. Во всяком случае, мы прошли порог экономической безопасности.
Я уже не говорю о производстве зерна — главного продукта сельского хозяйства. Каждый год одна и та же проблема: куда девать зерно? Когда в России такое было? Даже в памятные советские годы мы всегда импортировали его. Нас еще этим шантажировали: будете себя плохо вести, не продадим. Да, царская Россия экспортировала зерно, но при этом 75 процентов населения не знали, что такое пшеничный хлеб. Теперь занимаем третье место по его экспорту. Конечно, здесь проблем навалом. ГСМ, кредиты — это серьезно. Но нехватка обыкновенных сараев, где можно укрыть от дождей собранный урожай, — это уже обыкновенное разгильдяйство.
Я не коснулся еще множества наших достижений и весьма серьезных проблем. Все у нас получится, все будет хорошо, Если, конечно, сами серьезно захотим. Перестанем считать государство дойной коровой, а своим трудом будем помогать ему, а значит, и самим себе.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

«VolgaBasket» 3х3 открыл сезон стритбола в Самарской области Костромичка отомстила свекрови с помощью телевизора Кандидатов на пост мэра Самары уже 14 Пропавшего костромского школьника нашли меньше чем за сутки Трагическое ДТП: в столкновении автобуса и ВАЗ погибли 3 человека

Последние новости