Стоп-коррупция

Стоп-коррупция

«Да разве это преступление?» — говорили мы. И ошибались

Выражение «по блату» уходит в прошлое, но само явление не исчезло. Более того, оно вошло в перечень коррупционных проявлений. Причем по закону преступны действия и «благодетеля», и того, кто воспользовался его услугами.
Мы с вами, в массе, даже не подозреваем, что порой являемся соучастниками реального преступления. Это в какой-то мере подтверждают результаты социологического исследования на тему коррупции. В прошлом году в нем приняли участие более тысячи жителей области в возрасте 18 лет и старше. Опрос заказало правительство Новосибирской области. В интервью по телефону выяснилось, что земляки в меньшей степени склонны относить к коррупционной практике решение вопросов «по блату» — через знакомых.
«Практически треть не относит этот способ решения повседневных проблем к числу неправомерных, вероятно, поэтому использование «связей» довольно часто становится способом решения различных вопросов. 22 процента опрошенных в среднем по области пользуются «связями», — говорится в исследовании. Причем в сельской местности 66 процентов опрошенных не считают это примером коррупционного поведения. Хотя, если перевести «блат» на правовой язык, это не что иное, как использование служебного положения. В рейтинге самых «популярных» нарушений оно на третьем месте.
Жителям области предложили выбрать одно или несколько определений коррупции из списка. Подавляющее большинство опрошенных выбрало все варианты.

Стоп-коррупция

КСТАТИ
По результатам опроса, «наибольшим коррупционным охватом отличаются услуги, связанные с деятельностью правоохранительных органов и судебной системы». С учетом количества пользователей той или иной услуги и доли тех, кто использовал коррупционные практики при ее получении, можно выделить несколько сфер, характеризующихся относительно высокой степенью коррупции: медицинские услуги, трудоустройство, получение мест в детском саду и получение документов в органах власти.

КОММЕНТАРИИ
Алексей АЛЕКСАНДРОВ, депутат Законодательного собрания Новосибирской области, член комиссии по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции:
— Лет сорок назад было понятие блата, и он был более материализованным, что ли, это слово было на слуху. То есть можно было получить какие-то блага благодаря знакомствам — дефицитный товар, к примеру. Сейчас это понятие в какой-то мере сохранилось, учитывая соборность менталитета русского народа. Поскольку люди издревле жили довольно тяжело, взаимовыручка помогала выживать. И, может быть, в наше время в этом нет ничего плохого, когда родные, близкие, друзья помогают кому-то, если это не наносит материального ущерба.
Что касается меня, то в моей жизни был один «блат»: я из рабоче-крестьянской семьи, вырос без отца, мама учительница, поэтому, когда повзрослел, меня желательно было поставить на довольствие. И «по блату» меня в армию забрали, «по блату» съездил в командировки по наведению общественного и конституционного порядка. В 90-х годах я был военным, и, когда в магазинах ничего не было, нам сухой паек выдавали. Может быть, это тоже был блат. Но это совсем иное, чем, когда, к примеру, разными схемами муниципальная, региональная, федеральная земля оказывается в руках чиновника и в этой схеме участвуют те, кто ставит на кадастровый учет, судьи, которые выносят решение, и так далее. Это система, которая позволяет некоторым чиновникам за счет бюджета зарабатывать. Вот это уже не блат, а настоящая коррупция.
Александр БОГАТЫРЁВ, депутат совета депутатов Мошковского района:
— Такое явление, как кумовство, конечно, присутствует в нашей жизни. Если почитать русскую классику, там много об этом говорится. Нечто подобное можно наблюдать и сегодня. Допустим, есть земельные участки, которые выдают в аренду. Определенным людям землю дают по семь тысяч рублей за год, другим — участки с худшими условиями по 120 тысяч. Могу сказать, что блат — явление, которое наблюдается по всей России. Говорю это как бывший работник телевидения, приходилось ездить по деревням и все это видеть.
Надежда ВАВИЛИНА, ректор Нового сибирского института, доктор социологических наук, профессор:
— Блат в советское время и сегодня — это два совершенно разных социальных явления. Во времена СССР главные ресурсы относились к общественным фондам потребления. Кстати, поэтому и зарплаты тогда были невысокими, потому что приходилось вкладываться в эти фонды. Иначе говоря, основные блага были всеобщими и распределялись справедливо. Я имею в виду образование, здравоохранение, отдых и так далее. Излишеств, конечно, не было, но в общем и целом всем хватало. При этом, конечно же, находились люди, которым хотелось получить дополнительные блага и обязательно через «задний ход», недоступный для других.
Сегодня картина иная. На вид все очень похоже: тоже используется служебное положение, имеет место корысть и стяжательство в личных интересах. Но общественных фондов потребления сегодня практически нет. Поэтому явление такого типа наносит обществу гораздо больший ущерб. По сути, одни получают что-то за счет других. И это очень негативно влияет на жизнеспособность и процветание общества.
Я лично никогда не пользовалась блатом. Мне всего хватало и так. Запросы у меня не очень большие. Когда для написания диссертации мне потребовалась научная литература, я заказывала ее в ГПНТБ. Научные командировки, в которых я занималась архивными изысканиями, мне оплачивало государство. Это к вопросу об общественных фондах потребления, о которых я уже говорила. Ну и воспитание было такое. Мои родители были люди трудолюбивые, и при наших скромных потребностях у нас всегда все было.

Стоп-коррупция

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Костромского подростка спустя неделю поисков обнаружили в реке Костромским сиротам дадут квартиры в новеньком доме с АОГВ Жители падающего дома в Костромской области не хотят выезжать из квартир Костромской таксист с фальшивым паспортом оказался наркоторговцем в бегах Попади в сказку с Love Radio

Последние новости