«Тамара, ты в оперетте или нет?»

«Тамара, ты в оперетте или нет?»

Тамара КАНАВИНА, солистка ансамбля «Поющие сердца», 82 года
С удовольствием вспоминаю моих учителей. Я не забыла ни одного лица. Моя первая учительница Елена Федоровна Воропаева — такой человек! Помню даже кофту, в которой она ходила. Это была мама для всех.
У нас в школе работало очень много кружков. Я читала стихи, занималась акробатикой, играла в спектаклях и, конечно, пела. Пела всегда! Соседи говорили: «Из твоей хатёнки постоянно голос слышится». А у нас был патефон, и я слушала классику, разучивала арии и романсы.
На уроках музыки в школе — никакого фортепьяно, только баян и наш Александр Павлович, слепой баянист. Как замечательно он играл! И всегда хотел, чтобы я пела в оперетте. Когда мы с ним встретились годы спустя, его первый вопрос был: «Тамара, ты в оперетте или нет?» Я сказала, что нет. Я инженер, закончила НЭТИ. Ох как он расстроился!
Моим кумиром была Любовь Орлова. Я даже написала ей письмо, и она мне ответила. Точнее, не мне лично, а всем, кто ей писал. Выступая по радио, Любовь Петровна рассказала, как много ей приходит писем и как хочется ей ответить всем. Наверное, каждый думал, что эти слова — именно про его письмо.
Закончив десятый класс, я поехала в Москву — поступать в ГИТИС. Но первая попытка провалилась, и я решила, что второй не будет. Раз не прошла — значит не мое. Люди поступали один год, второй, а я развернулась и уехала домой.
Выбрала очень серьезную профессию — инженер. Производила расчеты охлаждения турбогенераторов. В Институте ядерной физики я работала с интереснейшими людьми из Киева, Москвы, Израиля. Это были не просто специалисты, а просто шедевры, чудо! Чуть позже преподавала в НЭТИ.
Как уйти от таких вещей, как наркоТИКИ и алкоголь? Этой темой мы «заразились», когда вели занятия по здоровому образу жизни для студентов. Однажды делали опрос: «Сколько и в какие праздники вы выпиваете?» А я вообще не пила. Бывает, в Новый год пригублю, поставлю рюмку, и все. Так и написала. И что же? «Друзья, среди вас нет ни одного трезвенника!» — вынесла вердикт преподавательница. Меня это поразило, но все-таки я поняла: ведь путь-то, о котором она говорит, очень скользкий.
Один из студентов, посещавших уроки ЗОЖ, писал потом удивительные письма. Рассказывал, что у них было очень жесткое воспитание в семье, но стоило уехать из дома, вырваться на свободу и… «Если бы не вы, я бы уже попал в тюрьму», — признался он. Такие письма я храню до сих пор. Понимаете, как нужны были людям наши занятия? Беда, если в деканате курят, выпивают, относятся к вредным привычкам со смешком.
До сих пор порой я не могу без чертежей. Как захочу — беру задания и начинаю чертить, чтобы проверить, забыла работу или нет. А вот гулять иногда тяжело — ноги болят.
Когда дети выросли, мечта о музыке сбылась. В 80-е годы я пришла в ДК имени Клары Цеткин и сказала: «Мне уже много лет, но я очень хочу петь». Руководитель народного хора прослушала меня и говорит: «Неважно, сколько вам лет, я вас беру».
Однажды после выступления подошел ко мне один человек и сказал: «Что вы делаете! У вас же голос академического плана, почему вы поете в народном хоре?» Я задумалась над этими словами и со временем перешла в академический хор.
В 90-е годы нас раскидало в разные стороны. Отдали наши костюмы и объявили, что хор распускают. Состояние было жутчайшее! Неужели то, чем мы с такой радостью занимались, больше никому не нужно? Прошло время, и в 2006 году заслуженный работник культуры Александр Григорьевич Андреев разыскал нас, солистов. Меня встретил в автобусе, кого-то — где-то еще. Пригласил нас и сказал: «Давайте собираться, друзья!»

«Тамара, ты в оперетте или нет?»

80-е годы. Тамара КАНАВИНА справа

«Какой у вас репертуар! Вы что, все консерваторию оканчивали?» — восхищались люди, когда наш хор «Поющие сердца» приходил выступать. Трудно было поверить, что добрая половина наших «Поющих сердец» не знает нотной грамоты. Мы все делали абсолютно на слух.
Не могу представить, чтобы на пенсии я целыми днями сидела на лавочке! Праздники, концерты, тренинги — все это помогает чувствовать себя в форме. Даже когда здоровье подвело и я не смогла больше участвовать в выступлениях… Друзья приходят, звонят по телефону, мы говорим и не можем наговориться.
Подруги в шутку называют меня «гуру», потому что я интересуюсь еще и медициной. Разве можно в пожилом возрасте не следить за здоровьем? Хорошо, если рядом близкие и удается не проглядеть начало болезни, вовремя обратиться к врачу.
Вдумайтесь в ситуацию: малыш заболевает, а мама должна быть на работе. В присутствии матери ребенок выздоравливает в три раза быстрее, но мама боится, что ее уволят… Это все так закручено, что иной раз хочется спросить: да для чего мы живем, суетимся, если самое главное нарушаем?
Равнодушие, которое сейчас процветает, именно из-за того, что нарушены близость к детям, отношения родства. Ведь начинать всегда нужно с ребенка, потому что это — будущее. Другого будущего просто не будет.
Если человек закрывается от общения, теряет интерес — это грозный признак. Нельзя оставлять его без поддержки. И конечно, ни в коем случае мы не должны зарывать в землю свой талант! Если у человека есть порыв души, заинтересованность, возраст не имеет никакого значения.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Отдала наворованное: уголовное дело в отношении бывшего председателя федерации профсоюзов РТ прекращено Врачи из Татарстана стали лучшими пластическими хирургами и косметологами года В Самаре «маршрутка» врезалась в столб: пострадали 7 человек Участвуйте в акции Love Radio «Love-признание в Опере» Стало известно насколько повысятся тарифы ЖКХ в Татарстане

Последние новости