Фанис Низаметдинов: «Я стал заложником противостояния главы Елабуги с его оппонентом»

08.05.2019 21:02 0

Фанис Низаметдинов: «Я стал заложником противостояния главы Елабуги с его оппонентом»

Крутой предвыборный сюжет разворачивается в Елабуге. В городе стартовала серия акций, участники которых требуют расследования земельных схем по итогам антикоррупционной проверки казанского Кремля. В исполкоме Елабуги уверены, что протест организован «майонезным королем» Леонидом Барышевым. На этом горячем фоне основной фигурант земельного скандала, челнинский бизнесмен Фанис Низаметдинов рассказал, почему все обвинения в его адрес — фейки, а многочисленные проверки органов кончились ничем.
«Барышев — купец, Татарстану как отец»
Митинг с целью «добиться открытого расследования мошеннических схем» прошел в Елабуге в минувшее воскресенье. Только с третьей попытки его согласовал с местными властями Михаил Ляпунов — челнинский журналист, помощник депутата Госдумы от КПРФ Юрия Синельщикова. По подсчетам организатора, собралось порядка 1,3-1,4 тыс. человек. Елабужская полиция называет иную цифру — 400 человек, что в общем-то тоже много для небольшого города.
Само мероприятие, как рассказали газете «БИЗНЕС Online» его участники, продолжалось около часа: митингующие держали в руках плакаты с лозунгами «Хватит воровать!», «Фанис, урларга тукта!» («Фанис, перестань воровать!»), «Откуда деньги?», «Воры должны сидеть в тюрьме», «Хватит врать и воровать», «Мошенники жируют — горожане бомжуют».
«Мой посыл в выступлении на митинге заключался в том, что если антикоррупционная комиссия при президенте Татарстана выявила какие-то нарушения в сфере выделения земель в Елабужском районе, то правоохранительные органы должны их расследовать в открытом ключе, чтобы люди понимали, есть здесь коррупционная составляющая или нет. Думаю, любому здравомыслящему человеку такие мысли приходят в голову», — заявил Ляпунов корреспонденту нашего издания.
По данным «БИЗНЕС Online», это лишь первое мероприятие обширной кампании, приуроченной к выборам в Госсовет РТ. В скором времени в Елабуге может пройти еще одна массовая акция с аналогичными лозунгами. Таким образом, речь идет о новом раунде открытого противостояния между властями города и «майонезным королем». Пресс-секретарь елабужского главы Рустем Шайфутдинов сравнил митинг с корпоративным флешмобом «Эссена».
«Елабуга — город небольшой. Здесь практически все друг друга знают. Уверенно могу сказать, что процентов 90 из тех, кто пришел на этот митинг в воскресенье, были работниками «Эссен Продакшн». Людей просто заставили выйти на этот митинг. Понятно, что люди боятся потерять работу, естественно, идут, куда им деваться?! Это можно было понять даже и по их поведению на митинге. Люди стояли достаточно пассивно, выстояли этот час, пока с трибуны вещали о необходимости открыто провести расследование мошеннических схем, и, как только им сказали, что митинг завершен, в течение полуминуты разошлись. Полагаю, что судя по тому, что после митинга включили бодрые композиции в исполнении Виктора Цоя, предусматривалось какое-то дальнейшее движение. По всей видимости, сценарий предполагал, что народ должен был завестись! Могу сказать одно — в подготовку митинга вложились серьезно. Сделали футболки с надписями «вор должен сидеть в тюрьме», было большое количество флажков с такими же фразами, подготовленных специально под этот митинг, привезли звукоусиливающую аппаратуру, профессиональная сцена… Все это походило на корпоративный флешмоб».
Добавим, что после митинга елабужская редакция телеканала «Татарстан−24» показала сюжет, в котором идейным вдохновителем митинга так же был назван Барышев. Ляпунов предположения пресс-секретаря елабужского главы отвергает. «Если вы посмотрите на фотографии с митинга, то сможете увидеть, что около 40 процентов на нем — люди пожилого возраста. Да, там были и представители «Эссена», там были и депутаты, входящие в группу «Инициатива Елабуги», и даже Леонид Барышев на митинге тоже был», — заявил он, добавив, что будет добиваться того, чтобы дело для расследования было передано в центральный аппарат СК.
Дело в отношении неустановленных лиц елабужского исполкома
Эти события совпали по времени с новым витком земельного скандала, возникшего после плановой проверки, проведенной летом прошлого года комиссией республиканской экспертной группы по вопросам противодействия коррупции.
Как стало известно «БИЗНЕС Online», еще в конце февраля елабужский межрайонный следственный отдел следственного комитета возбудил уголовное дело в отношении неустановленных должностных лиц елабужского исполкома по признакам ч.1. ст.286 УК РФ («Превышение служебных полномочий») и ч.2. ст.292 («Служебный подлог»). Речь идет о схемах выделения земли, вскрытых проверяющими. Уголовное дело было инициировано на основании заявления одного из местных жителей.
«БИЗНЕС Online» уже подробно рассказывал об антикоррупционной проверке в Елабужском районе. Одним из главных ее итогов стал вывод о том, что предприниматель Фанис Низаметдинов и его дочь Диана Шлеменкова в течение 8 лет сформировали на территории района в своей собственности и аренде земельный фонд общей площадью 663 гектара. По площади это 1/7 территории Елабуги. Часть земли в марте 2017 года оказалась в черте города в связи с принятием нового генплана, при этом цена сотки значительно выросла.
В материалах республиканской проверки законность предоставления Низаметдинову и его дочери этих участков ставится под сомнение. Например, в докладе антикоррупционного управления сообщалось, что информация о предоставлении в аренду земель была крайне ограничена: публиковалась только на татарском языке и мелким шрифтом. К тому же Шлеменкова не была зарегистрирована как владелица крестьянско-фермерского хозяйства и не вела сельскохозяйственной деятельности.
Главная же, хотя и неофициальная, претензия к Низаметдинову заключается в его якобы тесных связях с мэром Елабуги, главой Елабужского района РТ Геннадием Емельяновым. Так, среди эпизодов в докладе антикоррупционной комиссии упоминалась жалоба, согласно которой часть денег от продажи земли Низаметдинов перечислил своей дочери, на которую зарегистрирован ИП, а далее эти средства якобы были перечислены в ООО «Квинта-Петролеум» в качестве оплаты за горюче-смазочные материалы. Совладельцем «Квинта-Петролеум», которое в апреле 2017 года подало заявление о банкротстве, является Эдуард Емельянов — сын главы Елабуги. Предположительно сумма перечисления составила около 200 млн рублей. Таким образом, считают авторы доклада, руководством Елабужского района совместно с вышеперечисленными ИП и организациями была реализована мошенническая схема.
Основная часть земельных владений Низаметдинова возникла после того, когда у руля Елабуги встал его давний знакомый по госслужбе Геннадий Емельянов. В начале нулевых они вместе работали в администрации Набережных Челнов: Емельянов был первым замом главы города, а Низаметдинов под его началом руководил Департаментом ЖКХ. Правда, в 2005 году ему пришлось оставить муниципальную службу в связи с возбуждением уголовного дела, по которому он был осужден на три года условно.
В ответ на обращения «БИЗНЕС Online» елабужский муниципалитет категорически отрицал наличие особых отношений между Низаметдиновым и Емельяновым и отмечал, что аналитическим материалам антикоррупционного управления еще не дана правовая оценка. Отверг Емельянов все обвинения и на недавнем заседании антикоррупционной комиссии под председательством президента РТ Рустама Минниханова. Он заявил, что расширение города при всех случаях было возможно только с северной стороны, поэтому, мол, любой прозорливый бизнесмен мог догадаться, что земли там стоит купить. Договоры аренды, которые показались подозрительными антикоррупционерам, составляли всего чуть более 1% от общего количества заключенных в Елабужском районе в период с 2010 по 2018 год. Мэр отметил, что все сделки с этими гражданами совершались на общих основаниях, без предоставления каких-либо преференций и по согласованию с прокуратурой.
А теперь по фактам, приведенным в докладе, решил высказаться и сам Низаметдинов. Воздерживаясь от оценок его высказываний, мы целиком приводим интервью, которое он дал нашему изданию.
«На сегодняшний день у меня в черте города в аренде всего 8 гектаров муниципальной земли»
— Фанис Равильевич, Ваше имя напрямую связывают с недавним коррупционным земельным скандалом в Елабуге. Судя по материалам проверки антикоррупционного управления президента РТ, Вы основной бенефициар спорных с точки зрения закона схем приобретения земель у муниципалитета Елабуги. За полгода Вы ни разу публично не прокомментировали эти претензии. Почему?
— Чтобы начать говорить, необходимо, чтобы меня хотя бы ознакомили с материалами проверки. Тогда бы я мог знать, что где-то какие-то нарушения были допущены. Из опыта работы в контрольных органах знаю, что в актах проверки должны отражаться только объективные, проверенные и достоверные факты без субъективного подхода — без слов «есть подозрение», «может являться», «предполагаем», «догадываемся». А во-вторых, оправдываться должен тот, кто в чем-то виноват. В публикациях в телеграм-каналах, в пабликах в социальных сетях, в электронных СМИ пишут, что я в чем-то виноват, приводят какие-то цифры, потом вокруг этих цифр начинается домысливание, рассуждения, предположения. Дописались уже до того, что у меня 1/7 часть Елабуги, прозвали лендлордом, придумали виртуальные миллиарды рублей. Все эти публикации — от лукавого. Вся моя предпринимательская деятельность ведется исключительно на основе действующего законодательства.
— То есть Вы хотите сказать, что результаты проверки, проведенной антикоррупционным управлением президента Татарстана, необъективны?
— Если бы меня ознакомили с ее результатами, сказали бы, что здесь допущены такие-то нарушения и попросили бы предоставить документы и доказательства, тогда… Но пока я узнаю о каких-то цифрах, к сожалению, только из публикаций в СМИ.
— Вас вызывали по итогам проверки в правоохранительные органы?
— Чтобы меня куда-то вызывали, я должен быть хотя бы ознакомлен с результатами проверки. Меня с ними не знакомили, но при этом я везде читаю, что есть какие-то материалы.
— В этих материалах говорится, что на июль прошлого года вами контролировалось 663 гектара земли в Елабуге. Это соответствует действительности?
— В Елабужском районе очень много землевладельцев, в том числе есть и такие, кто намного крупнее меня. Они владеют тысячами гектаров, но о них почему-то не сказано ни слова. Если собственник владеет землей в городе, то нужно писать, что он владеет ею в городе, если он владеет ею в районе, то нужно писать, что он владеет в районе. Я со своими земельными участками в Елабуге вообще величина очень маленькая. Не то что в первой десятке, даже во второй десятке не состою. Но вопросы почему-то возникают только по отношению ко мне. На сегодняшний день у меня в черте города в аренде всего лишь 8 гектаров муниципальной земли. И то на них реализуются конкретные инвестиционные проекты.
— А что с остальными сотнями гектаров? Действительно ли, что после ознакомления с результатами антикоррупционной проверки Вас настоятельно попросили вернуть спорные земли обратно?
— До проверки было возвращено около 140 гектаров, из-за того, что на них невозможно было вести хозяйственную деятельность. А всего в разное время и по разным причинам было возвращено обратно в муниципальную собственность более 300 гектаров земли. В их числе остров Елабужский и участок в городе, который я за три года так и не успел освоить, планировал построить деловой центр. Почему не успел? Технология организации проектирования и строительства подразумевает множество этапов, начиная от топосъемки, получения технических условий по инженерным сетям, подготовки проекта планировки, включающего более 20 разделов, согласования со службой архитектуры, разработки рабочего проекта, прохождения экспертизы, получения разрешения на строительство и само строительство и ввод в эксплуатацию.
Только подготовка к этапу строительства затягивается почти на три года, так как все это регулирует десяток федеральных законов и сотни подзаконных актов. Срок аренды не продлили, и Земельно-имущественная палата (ЗИП) забрала этот участок обратно.
По аукциону я выиграл земельный участок под комплексное жилищное строительство за кладбищем. Начал заниматься проектом планировки, часть земли с одной стороны, оказывается, под охранной зоной АЗС, а с другой участок прилегает к охранной зоне сибиреязвенного могильника. Но об этом мне заранее не сказали ни слова, хотя обязаны были предупредить. Службы исполкома заверили, что охранная зона будет сокращена, так как в нее попадает много построенных домов и в нижней части города. Но работа эта не была сделана. Сроки проектирования по договору аренды вышли — и ЗИП забрала участок.
— А что Вы планировали сделать с островом?
— Тут история длинная. Сначала мне сказали: возьмись за строительство речного вокзала. Я говорил, что без причала и дорог, инженерных сетей это невозможно. Впоследствии городу нужно было размещать в новом месте общественный пляж, так как старый не проходил по СанПИНам и находится далеко. Потом встал вопрос и по яхт-клубу и зоне отдыха елабужан на воде. И все это попросили организовать на острове, наряду с развитием сельхозпроизводства и пчеловодства. И в комплексе рассматривали данный вопрос с участием представителей министерств республики и федеральных органов в виде государственно-частного партнерства. Муниципалитет со своей стороны первоочередные мероприятия выполняет, но в федеральных целевых программах сроки финансирования затягиваются. Я понес немалые затраты и, учитывая, что остров полностью затапливается раз в четыре-пять лет и вести хозяйственную деятельность невозможно, решил отдать его обратно.
— Как Вы прокомментируете обвинения в даче завуалированной взятки в 200 миллионов рублей? Речь идет о деньгах, переведенных вашей дочерью компании Эдуарда Емельянова, сына мэра Елабуги.
— Этой темой правоохранители занимались несколько раз. Были материалы соответствующей проверки. Сначала писали о взятке в 100 миллионов рублей, потом, видимо, цифра кому-то показалась маленькой, начали говорить о 200 миллионах рублей. Если я перевел деньги ИП Диане Шлеменковой — своей дочери, значит, должны были остаться платежные документы. Если 200 миллионов рублей она куда-то перевела, следовательно, тоже должны были остаться документы. Это же все легко проверяется! Проверили несколько раз и убедились, что это были вымыслы авторов писем и публикаций.
«Если вы думаете, что я обделен вниманием правоохоранительных органов, то это не так»
— На прошедших в феврале публичных слушаниях по проекту планировки коттеджного поселка «Гринландия» жители города пытались узнать фамилии инвесторов, но замглавы района Зульфия Сунгатуллина их так и не назвала. Вы имеете к этому проекту отношение? Если да, то какова Ваша роль в нем?
— Как я понял, ответ замглавы был такой: там 8 или 9 инвесторов. У крупного земельного надела, проект застройки которого предложили одобрить на публичных слушаниях, есть 8-9 собственников, и они намереваются реализовать свой инвестиционный проект. Там есть и многоэтажное, а также малоэтажное строительство. А почему не озвучили все эти фамилии, я не знаю, меня там не было. Я сам не знаю всех собственников и инвесторов.
— Но Вы, по всей видимости, крупнейший из них?
— Гадать на кофейной гуще я не буду. От объемов все равно ничего не зависит — тебе при застройке все равно весь этот путь нужно пройти, хоть у тебя 5 гектаров, хоть 100 гектаров.
— Сколько гектаров в этом проекте закреплено за Вами?
— Около 110 гектаров, но 1/5 часть этой территории была включена в генплан города еще в 2008 году при Ильшате Гафурове.
— Один из объектов, который изучали проверяющие, — коттеджный поселок «Лесная Поляна». Вы действительно выиграли права на этот участок так дешево — 1,2 миллиона рублей за 57 гектаров?
— Вы хотите сказать, что я нарисовал, что ли, эту цифру? Стоимость земли определяется не предпринимателем, а независимым оценщиком. Так что я к этому никакого отношения не имею. Вы пишете, что я и сегодня продолжаю там реализовывать каждый участок по миллиону, и насчитали, что якобы на 2 миллиарда рублей продал там участков. Участок под жилой массив «Лесная Поляна» был образован и включен в генплан города в 2008 году, еще когда мэром города был Гафуров.
В 2011 году администрация Елабуги подала объявление в газету о том, что на аукцион выставляется участок под жилищную застройку. Я приехал, посмотрел, думаю: почему елабужане-то не берут эту землю под застройку? Оказалось, ответ простой — вся территория исполосована охранными зонами ЛЭП, под которыми почти четверть участка находится. А чтобы сети вынести, необходим с десяток миллионов, поэтому никто и не рискнул. Для объективности: я, когда выиграл аукцион, до конца не осознавал, какие затраты придется нести. Начал заниматься проектом планировки, получил техусловия по электроводогазоснабжению, выяснилось, что выносить электросети и прокладывать кабель придется мне. И уже в 2012 году посыпались жалобы, начались бесконечные проверки: «Почему отдали землю не елабужанам осваивать, а какому-то предпринимателю из Челнов?» А где они все эти три года-то были? Земля ведь три года пустовала!
— А почему решили рискнуть, несмотря на все эти охранные зоны ЛЭП?
— Предпринимательство всегда связано с риском. Это для меня был первый подобный опыт в Елабуге. Риск был действительно большой.
— Он оправдался?
— Из того, что я там потратил, вернул кое-что с не самой большой прибылью. Только и всего. И говорить о каких-то миллиардах, о каких-то сотнях миллионов… Я ежегодно подаю налоговую декларацию по доходам, там четко написано — сколько, чего и как.
Предвосхищая ваш вопрос о причине скупки мною паевых земель (в Елабужском районе — прим. ред.), скажу: если посмотреть на конфигурацию генплана 2008 года, то можно было понять, что городу можно было развиваться только в нижней части и в сторону Особой экономической зоны. Вопрос: почему в течение 20 лет никто не занимался этими землями? Журналисты пишут: «Предвидение». Говорить сегодня о том, что Низаметдинов сказочно обогатился на этом… Какое предвидение? Да, я скупал паевые земли, потому что понимал, что городу больше просто некуда развиваться. Это все ведь было в открытом доступе. Часть данных земель была включена в состав города еще в 2008 году, еще при Ильшате Гафурове, но опять елабужане не проявили интереса. Если вы откроете генплан 2008-го и откроете генплан 2017-го, все это видно. Стоимость паев (1 пай имеет площадь от 7,7 до 9 га — прим. ред.) доходила до 3 миллионов рублей. А в СМИ пишут, что администрация выделила, и Низаметдинов сказочным образом обогатился. Я ведь там занимался этим не один. Там порядка 8-9 бизнесменов занимались скупкой земли. А генплан города подготовил проектный институт «Татинвестгражданпроект», и согласовало правительство республики.
Застройка «Лесной Поляны» завершена три года тому назад. Но пишут, что один участок в «Лесной Поляне» стоит 1 миллион рублей. И сразу делается вывод: Низаметдинов заработал якобы 2 миллиарда. А где-нибудь указано, что Емельянов (Геннадий Емельянов, нынешний мэр Елабуги — прим. ред.) участвовал в том же 2008 году, когда «Лесная Поляна» была введена в генплан города под ИЖС? Нет. Он-то пришел в город только в 2010 году. Но ведь везде пишут, что Емельянов перевел землю (в другую категорию — прим. ред.), отдал Низаметдинову, последний быстренько расчленил ее на участки, продал и обогатился якобы на 2 миллиарда. Это же фейк!
Если вы думаете, что я обделен вниманием правоохранительных органов, то это не так. Начиная с 2012 года и прокуратура, и отдел МВД России по Елабужскому району, и елабужский межрайонный отдел по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции, и набережночелнинский межрайонный ОЭБиПК, и УФАС — все проверяли мою деятельность.
— По какой причине Вас проверяли? Было чье-то заявление?
— Когда правоохранители начинают проверять, то говорят просто: «На вас поступило заявление». Когда проверка завершается, я говорю: «Проверка окончена, ознакомьте меня с ее итогами». Мне отвечают, что, согласно законодательству, они обязаны знакомить с ее результатами только заявителя и прокуратуру. На мой вопрос о том, каковы должны быть дальнейшие действия, если итоги проверки показали, что заявление не подтвердилось, мне сказали, что будут работать с этими заявителями. Но уже прошло 6 лет в проверках, а я до сих пор на руки так и не получил никаких документов. Если бы были какие-то нарушения с моей стороны, то, конечно, мне обвинения давно уже предъявили бы. А если это был ложный донос, то с этими гражданами, которые написали заявления, тоже должны были разобраться в соответствии с уголовным законодательством. Ведь не то что состава, даже события преступления не было. Все, что связано с «Лесной Поляной» и с другими участками, было сделано на законных основаниях.
— У Вас есть предположения, кто мог написать на Вас заявление?
— Догадываться — это одно, твердо знать — совсем другое. Главное — быть порядочным самому и никогда не кидать грязь в других людей. В Елабуге что, нет предпринимателей, которые занимаются строительством? Много. Были до Низаметдинова, при Низаметдинове и после Низаметдинова будут. Но почему-то про них не пишут. В силу определенной политической раскладки я стал заложником противостояния главы (города и района — прим. ред.) с его оппонентом. Когда пишут, что я в Челнах работал с Емельяновым… Извините, это было 14 лет назад. Факт есть, да, мы с ним вместе работали. Но затем начинаются домыслы: если вместе работали, значит, есть какая-то коррупционная связь. Ничего подобного нет!
— Тем не менее Ваши бизнес-интересы в настоящее время сконцентрированы в Елабуге. И по удивительному совпадению скупка Вами земель здесь началась как раз с приходом на пост главы Геннадия Емельянова, с которым Вас связывает совместная работа еще в мэрии Челнов. Как Вы можете это прокомментировать?
— У меня бизнес есть в Челнах, есть бизнес в Елабуге. Я депутат Елабужского райсовета, Емельянов — председатель Совета. Ему приходится взаимодействовать с тремя десятками таких же депутатов, как я, с работниками исполкомов, председателями палат и так далее. Тесная связь, как вы говорите. Но это же ни о чем не говорит.
Среди елабужан и депутатов есть очень крупные бизнесмены, и что теперь — каждого подозревать? В Челнах я тоже был депутатом, председателем депутатской комиссии, но мне никто не говорил, что, раз я депутат, у меня есть коррупционная связь с главой администрации. Публикации в СМИ должны быть объективны, а пока что идет лишь обсуждение про эти вымышленные миллиарды.
«В такой экономии для бюджета и моя заслуга есть. Республика сэкономила около 2 миллиардов рублей»
— То есть Вы отрицаете наличие каких-либо неформальных деловых связей между Вами и Геннадием Емельяновым и преференций со стороны руководства района?
— Я считаю, что опровергать то, чего нет, бессмысленно. Мы начали с «Лесной Поляны». Какие там могли быть преференции? За что? За то, что участок был освоен? За то, что народ теперь там живет? За то, что решается жилищная проблема, а вместе с этим и кадровая? В Особую экономическую зону ведь половина работников ездит на работу вахтой из Челнов. Кадровый вопрос стоит там очень жестко с учетом дальнейшего развития. Это первое. Я вам говорил уже про паевые земли. Что, глава имел какое-то отношение к этим паям? Никакого отношения! Я что, эти паи покупал у города или у главы? Нет! В-третьих, мы начали строительство в городе многоэтажных домов. Это что, преференции в нашу сторону? Или, наоборот, преференция с нашей стороны? При чем здесь вообще отношения? Отношения у нас чисто рабочие: я депутат, он председатель Совета. Он отвечает за город в рамках полномочий, которые определены законом.
Я знаю, например, что в Елабуге налогов собирается в 6 раз больше, чем приходит затем в город обратно. Это несправедливо, я считаю. Возьмем один случай, я не хотел на нем заострять внимание, но поскольку речь об этом зашла… В 2012 году руководству Елабужского района было дано поручение от нашего президента Рустама Нургалиевича Минниханова оказать помощь в расширении территории ОЭЗ «Алабуга». Попросили помочь меня. Это значит, что я за счет своих денежных средств должен был купить около сотни паев, оформить их, зарегистрировать на себя и потом отдать Минземимущества РТ. Этим я занимался практически полтора года. Стоимость пая при покупке доходила до 50 тысяч рублей. Но есть и другой пример, в вашей газете, кстати, об этом было написано: проект «Алабуга−3» под Менделеевском. Тоже особая экономическая зона площадью 487 гектаров. Через госбюджет скупили эту территорию за 1,1 миллиарда рублей. То есть стоимость 1 гектара вышла в 2,25 миллиона рублей. А когда участки под особую зону выкупал я, у нас получилась стоимость 1 гектара около 5 тысяч рублей. Есть разница? Я считаю, что в такой экономии для бюджета и моя заслуга есть. Республика сэкономила около 2 миллиардов рублей. А это четыре детских садика с плавательным бассейном.
— А Ваш интерес каков был в этой сделке?
— Абсолютно никакого интереса не было. Была просьба от руководства района оказать помощь республике.
— То есть Вы ничего не заработали на этом?
— Я заработал благодарность руководства республики. Нужно было выполнить поручение — я выполнил.
— Можете рассказать о своих наиболее успешных проектах?
— «Фламинго» (торговый центр в Набережных Челнах — прим. ред.) — мой проект. Вполне успешен. Я его построил еще в 90-е годы, когда никто ничего не строил. Он сегодня востребован. Якорный арендатор там «Магнит». Эта компания никогда не зайдет просто так, там очень сильная служба маркетологов. Единственное, фасад нужно обновить, но это другой вопрос. Он у меня в повестке стоит. Есть и крупный автосервис, другие проекты, та же «Лесная Поляна». Кто бы что ни говорил, проект состоялся. Все, что намеревался реализовать по проекту планировки, я сделал. Третий проект, над которым мы с соинвесторами сейчас работаем, — это ЖК «Звездный», «Танайка−2» и еще ряд больших инвестиционных программ.

Источник: business-gazeta.ru

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

ЗАГС рассказал о регистрации однополых браков в Костроме Синоптики предупреждают о надвигающейся метели Более 50 тысяч костромичей проголосовали за дизайн-проекты парков в Костроме В Костромской области решили составить список самых опасных дорог Социологи обнародовали средний возраст молодой мамы в России

Последние новости