«Человек хотя бы душой бессмертен»

«Человек хотя бы душой бессмертен»

Людмила ПОНОМАРЕВА, пенсионерка, 76 лет, Новосибирск

Меня мама одна растила. И всегда говорила: «Ты уедешь — без тебя жить не смогу». Я понимала: она отдала мне всю жизнь, и света у нее другого нет, кроме меня. Она была жесткая. И я так же сына воспитывала. Он мне недавно сказал: «Ты была жестокая мать». Мама меня вечерами никуда не пускала. «Пока мой хлеб ешь, будешь делать то, что я говорю», — сказала однажды она. Когда я сама стала зарабатывать и как-то раз вечером собралась в театр, а она опять не хотела отпускать, я сказала: «Мам, сейчас я свой хлеб ем». Она посмотрела жалостно: «Ты запомнила?» Где-то она передержала меня. Все должно быть вовремя. Потому что сначала бывает рано, а потом поздно. Личная жизнь у меня не сложилась. Когда у моих сверстниц уже дети бегали, у меня никого и ничего не было.

Я окончила самолетостроительный факультет НЭТИ. Не то чтобы я так сильно любила самолеты, но, видимо, технарь по складу ума, в техническом вузе мне было очень легко учиться. К тому же я жила в Дзержинском районе, мама работала на Чкаловском заводе, и факультет в то время находился у первой проходной предприятия. В нашей группе было три девочки и пятнадцать мальчиков. Но, конечно, у мужчин лучше мозги сложены в отношении техники. Хотя я тоже свою лепту внесла, дослужилась до конструктора первой категории.

На третьем курсе купила путевку на Телецкое озеро. И влюбилась в походы и в природу. Инструктор научил туристским песням, я стала обожать песни Визбора и Городницкого. Начала петь. Но на гитаре не играю — как Городницкий. По распределению попала в НИАТ — Научно-исследовательский институт авиационных технологий, и сразу меня сделали комсоргом. По гороскопу я Лошадь — существо ведомое, некомфортно мне первой быть. Но жизнь как-то выдвигала вперед… В НИАТе была туристская группа. В нее я сразу влилась, стала ходить в лыжные походы по области, мы ездили на Красноярские Столбы. Потом уехала в длительную командировку на авиационный завод в Москве, там как раз в серию запускали красивейший Ту-144. Там я увидела легендарного Туполева. Смотрю, за столиком в цехе сидит мужчина в мастеровой темно-синей тужурке, а на куртке — две Звезды Героя Советского Союза!

Я мать-одиночка. В 30 лет, в 1972-м, родила себе сына. Из всего коллектива, 450 человек, одна женщина только меня осудила. С будущим отцом моего ребенка мы по полночи гуляли. Мне надо было перебить боль ожидания смерти матери. Спасибо этому человеку, что он был в то время рядом со мной. Когда забеременела, он сказал: «Ходить не смогу и помогать не смогу». Ладно, советское время было, не пропала бы. Сказала: «Ты без отца рос, я без отца выросла, вырастет и мой ребенок». И мы расстались. Из роддома я выходила одна.

Мужчины — трусы. Их надо брать, как телков на веревочке. А я решила, что высшим силам так угодно. Рассчитала: надо с сыном до года продержаться, сто рублей — на месяц. Декретные, дородовые, послеродовые — получилось 600–650 рублей. Сто рублей занял дальний родственник, 200 рублей подарила подруга, на работе выделили помощь — 100 рублей, и мои друзья-туристы собрали 100 рублей. Год прожили. В детский сад сразу не получилось устроить сына, и мне посоветовали бабу Полю из первого подъезда. Она все годы выручала. Я ей благодарна. Как своя, родная. Хоть и еврейка, но простая, малограмотная и душевная.

Я понимала, что растущему сыну нужен пример мужчины перед глазами, и я искала. И нашла. Для Сережи он был как пример бережного отношения к женщине. Он меня любил, он на меня молился. Инженер, вырос в украинской деревне. Сидим, смотрим мультик «Снежная королева», и он смотрит, открыв рот. Он фамилию Андерсен никогда не слышал. Мне его жалко было. Но недостаток образованности он компенсировал щедростью души. 23 года отношения продолжались. Сын потом сказал: «Дядя Петя сделал для нас все, что мог, и ушел».

Когда сыну было восемь лет, я ему рассказала о его отце. Полгода он болел этим. Потом, более взрослому, ему объяснила, что в жизни всякое бывает. Когда сыну было 12 лет, его отца я как-то случайно на улице встретила, пригласила в гости. Сыну сказала: «Это мой хороший друг для души». Это правда. Сережка стал ему показывать книжки про самолеты. Потом они встретились, когда сын жениться собрался, — совершенно чужие люди. А у меня теплое чувство сохранилось. Последний раз были от него два звонка 31 декабря 2016 года. Пожелал всего хорошего, и после этого как отрезало.

В Москве у меня был старый друг — Римма Мироновна. У нее дочь, как и я, родила от женатого мужчины. Внучка Катя выросла, окончила медицинский факультет института Патриса Лумумбы, вышла замуж за араба, родила девчонку. Потом тот захотел вернуться на родину, звал с собой, но Катя не поехала. Стали растить Наташечку. Женское царство. Потом Катя одна дунула в Америку и через несколько лет вызвала к себе мать с дочечкой. А моя Римма Мироновна осталась в квартире одна. В 2010 году я получила от нее открытку: «10 апреля я уезжаю в Нью-Йорк». Переехала, ей сейчас за 80 лет. Катя вышла замуж, родила еще одну девочку. По скайпу Римма Мироновна рассказывает: сейчас очень актуален стал в американских школах русский язык, причем в обязательном порядке. Как бы ни гнобили Россию, а все-таки ввели курс в школах. Но она смеется: старшей внучке русский язык китаец преподает.

Однажды в командировке в Москве я была на Новодевичьем кладбище. На всю жизнь это запомнила. В особенности меня потрясла могила Зои Космодемьянской. Высокий постамент и головка ее, а вокруг — большущие ели. И эти ели увешаны сотнями, если не тысячами пионерских галстуков! Чуть ли не до самого верха. Вся плита усыпана какими-то открыточками, и даже кто-то из детей карамельки положил. У меня полились слезы, комок к горлу подступил, когда увидела это выражение детской любви. Патриотизм воспитан был в детях. Они пришли, и все, что могли, отдали.

Современная молодежь мне нравится. Когда захожу в транспорт, то в 95 процентах случаев молодые сразу уступают место — не только парни, но и девушки. Для меня это характеристика нормального духовного склада.

Я давно поняла: нельзя произносить роковые слова. Когда получила диплом, мама облегченно вздохнула: «Ну, теперь и помирать можно». Через два с половиной года ее не стало. Она держалась в напряжении, пока меня поднимала. А тут расслабилась.

В жизни столько непознанного! Очень интересно все узнавать. У меня большая библиотека. Так как я Дева, а Девы любят все по полочкам раскладывать, я по любому моменту собираю статистику. С годами моя статистика меня убедила, что судьба каждого человека в принципе предопределена свыше. И мня очень греет мысль, что души бессмертны. Мне очень по душе, что человек хотя бы душой бессмертен...

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Больницы Самарской области получили новые аппараты искусственной вентиляции легких Ограничение движения для большегрузов на трассе М-5 отменено В Елабуге начнется автобусное движение к садовым обществам Началась эвакуация россиян из Китая Почти 1,3 млн рублей: в Отрадном чиновника подозревают в коррупции

Последние новости