Что с жильём для селян?

Что с жильём для селян?

Контрольно-счетная палата проверила, как реализуется программа развития сельских территорий

Члены комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям Законодательного собрания Новосибирской области обсудили результаты проверки, которая, к сожа­лению, выявила десятки нарушений, приведших в итоге к неэффективному использованию бюджетных средств.

Важной темой для разговора на заседании комитета стал отчет Контрольно-счетной палаты Новосибирской области по результатам проверки законности и эффективности использования средств облбюджета, направленных на реализацию региональной государственной программы «Устойчивое развитие сельских территорий в Новосибирской области на 2015–2017 годы и на период до 2020 года». На этот раз специалисты КСП анализировали, как действовала программа в 2017 и 2018 годах.

— Мы проверяли деятельность министерства сельского хозяйства, а также семь районов области — Черепановский, Маслянинский, Венгеровский, Тогучинский, Чановский, Ордынский и Колыванский, — рассказала аудитор Контрольно-счетной палаты Новосибирской области Елена Саблина. — Напомню, что госпрограмма, о которой идет речь, предусматривает обеспечение жильем жителей сельской местности. В 2017 году на реализацию этой программы было заложено 62 миллиона рублей, а в 2018-м — 80 миллионов. Софинансирование из федерального бюджета составило 60 и 68 процентов соответственно. По сравнению с 2016 годом финансирование программы снизилось в три раза. Всего же за минувшие два года деньги на решение своих жилищных проблем получили 100 человек из 24 районов Новосибирской области.

Проверка, проведенная контрольно-счетной палатой, выявила десятки нарушений. Например, двое из тех, кто имел право на поддержку, получили значительно меньше денег, чем рассчитывали. Дело в том, что при расчете суммы социальной выплаты почему-то не учли стоимость проектов домов, которые те собирались строить. А между тем затраты на проектирование — довольно существенная часть стоимости любой постройки, если, конечно, речь идет о чем-то посущественнее, чем бытовка в огороде.

Были и нарушения другого рода. Из-за того что документы, подтверждающие право на господдержку, не проверили как следует, два миллиона из государственного кармана получил тот, кто не имел на это оснований. Был ли тут преступный умысел, трудно сказать, да, откровенно говоря, это и не в компетенции КСП. Но, как отмечает Елена Саблина, зачастую на местах работа по информированию жителей о программах ведется недостаточно эффективно. Иными словами, людям не объясняют, как действует программа, кто может стать ее участником, какие документы необходимы и так далее.

Еще одна проблема, которую выявила проверка. Многие участники программы строят свои дома из дерева. Если бы им предоставили приоритетное право на заготовку древесины для постройки, это позволило бы значительно снизить стоимость дома и таким образом сэкономить бюджетные средства. Но, увы, никто этим не озаботился, и бревна участникам программы пришлось покупать. Бывало и так, что дома сдавали без отопления и водопровода. Но, пожалуй, самая главная проблема — это отсутствие надлежащего контроля за тем, как оказывается господдержка. Кстати, по замечанию Елены Саблиной, то же самое выявила и проверка реализации программы развития сельских территорий в 2013–2016 годах. К сожалению, ничего с тех пор не изменилось.

— Если финансирование программы снизилось по сравнению с 2016 годом в три раза, то о каком развитии села вообще может идти речь? — задал вопрос член комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям Законодательного собрания Новосибирской области Олег Мирошников. — Но даже те деньги, которые выделяются, как мы видим, используются неэффективно. С древесиной тоже непонятно. Вроде ее и выделяют, но до тех, кому действительно надо, она не доходит. Надо навести порядок в этом вопросе и давать разрешение на заготовку только специальным категориям граждан, например погорельцам или тем, кто строит жилье.

Заместитель губернатора Новосибирской области Вячеслав Ярманов отметил, что снижение финансирования программы связано с ее завершением.

— Да, эта программа подходит к финишу, но уже полгода, как утверждена государственная программа «Комплексное развитие сельских территорий», общее финансирование которой составляет 2 триллиона 300 миллиардов рублей, — пояснил Вячеслав Ярманов. — Сегодня нам вместе надо работать над тем, чтобы в эту программу войти.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Костромские дорожники будут строить дорогу за 1 миллиард рублей Виктор Емец вручит школьникам медали за отбывание 11 лет за партой В Самаре автобус с пассажирами врезался в бордюр Самарский подшипниковый завод полностью остановит свою работу в ноябре Страшные киви: фрукты в костромских магазинах кишат вредителями

Последние новости