Без руля и без ветрил

Без руля и без ветрил

Читатель «Советской Сибири» — о «Тяжстанкогидропрессе» и станкостроении в целом

В № 28 нашего издания от 8 июля был опубликован материал «Тяжелый день «Тяжстанкогидропресса», в котором шла речь о сегодняшнем положении дел на предприятии. А также о мерах поддержки, как федеральных, так и региональных, которые предоставляет министерство промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области и на которые завод может рассчитывать. Публикация вызвала большой интерес у наших читателей.

С письмом в редакцию обратился Борис Леонидович Хоменко, который проработал на «Тяжстанкогидропрессе» не одно десятилетие. Он рассказал, что после окончания Норильского горнометаллургического техникума захотел учиться дальше и для этого приехал в Новосибирск, где поступил работать на завод и одновременно получал высшее образование на вечернем отделении НЭТИ. С предприятия Борис Хоменко ушел в начале 2000-х. Почти за полвека работы на «Тяжстанкогидропрессе» он занимал разные должности, а закончил свою карьеру начальником конструкторского бюро № 18, основанного в 1970 году тогдашним директором завода Евгением Васильевичем Мещеряковым. КБ № 18 занималось модернизацией и обслуживанием станков с ЧПУ.

Рождение предприятия

В своем письме Борис Леонидович рассказывает, в каких труднейших условиях рождался станкостроительный завод «Тяжстанкогидропресс» (НЗТСГ). Он был образован во время Великой Отечественной войны из четырех предприятий, которые эвакуировали в Сибирь из Ленинграда, Коломны, Краснодара и Одессы. Более двух месяцев люди с семьями ехали в товарных вагонах вместе с заводским оборудованием. В тяжелых, порой нечеловеческих условиях они, не теряя самообладания, ехали в Сибирь, в полнейшую неизвестность.

Эти люди, с разными характерами, с разных предприятий, были объединены в коллектив станкостроителей Сибири. В холоде и голоде они совершали героические поступки. После восьми часов работы за кульманом конструкторы шли выгружать прибывшее оборудование, а потом устанавливали его в цехах и запускали в работу, ведь сводки с фронтов торопили. Но комсомольцы, коммунисты и беспартийные преодолели все трудности и в кратчайший срок создали завод по производству расточных станков. А вокруг него разрастался поселок, который назвали Расточкой.

Завод с мировым именем

После войны многие специалисты вернулись в свои города, а в 1947 году на предприятие по репарации доставили старое оборудование из Германии. В 1949 году Минстанкопром направил на завод специалиста — Вячеслава Дмитриевича Глухарёва. Он начал с подбора кадров. Главным инженером назначил Константина Емельяновича Ганенко, работавшего на заводе главным технологом. Главным технологом стал Коршиков. Это были высококвалифицированные специалисты, а главное, авторитетные. Вячеслав Глухарёв добился в Минстанкопроме, чтобы на завод направляли работать выпускников различных технических вузов. Перед ними была поставлена задача создавать станки лучше зарубежных аналогов. При этом стоит напомнить, что металлорежущие станки и гидравлические прессы состоят из сложных узлов и элементов механики, гидравлики, электрики и электроники.

Для решения поставленных задач были созданы исследовательские лаборатории по гидравлике, электрике, электроприводам, системам измерений. С этого времени в конструкции станков появились передовые решения в области широко регулируемого привода подач, а главный привод, впервые в мире, был переведен на постоянный ток. Была разработана измерительная система на индукционном принципе, которая позволяла осуществлять измерения на длине до 30 метров, с точностью 10 микрон на длине 1 метр, в любой точке измерений. На выставках в Москве завод неоднократно награждался золотыми, серебряными и бронзовыми медалями. Станки с маркой завода НЗТСГ им А. И. Ефремова не уступали продукции ведущих зарубежных фирм. Их поставляли в КНР и европейские страны — Австрию, Венгрию, Германию, Италию, Польшу, Финляндию, Францию. Всего было отправлено на экспорт более 100 единиц тяжелого металлообрабатывающего оборудования. Кроме того, станки и прессы поставлялись в Северную и Южную Америку, Индию — более чем в 25 стран мира. В период расцвета на предприятии трудилось более трех тысяч человек, в отдельные годы оно выпускало более 25 горизонтально-расточных станков весом более 120 тонн каждый, десятки продольнообрабатывающих станков и гидравлических прессов.

Без руля и без ветрил

Не производить, а покупать?

Наш читатель пишет, что в годы перестройки и позже ему было очень обидно и больно слышать от чиновников различного ранга, что российские станки никуда не годятся, что их не надо производить, а лучше покупать оборудование за рубежом. Такая политика, по словам Бориса Хоменко, привела к развалу «Тяжстанкогидропресса».

Вот строки из его письма: «В свое время фактически была разрушена инфраструктура завода, произошло запустение литейного производства, инструментального и ремонтно-механического цехов. Прекратили свое существование исследовательские лаборатории в области привода, систем измерения, гидравлики и прочее — у завода уничтожена душа. Коллектив специалистов-разработчиков сократили до десятка пенсионеров, хотя и талантливых, — у завода выбили разум. Имея скудное инженерное обеспечение в области контроля измерения, слесари-сборщики используют для проверки точности перемещения узлов станка мерные плитки (плитки Иогансона), как это делали в сороковые годы… О какой конкуренции с иностранными фирмами может идти речь! Они все давно используют высокоточные лазерные интерферометры, который, кстати, был на предприятии».

С болью рассказывает Борис Леонидович, что сегодня кадры на заводе никто не готовит — сама система их подготовки разрушена. Вроде бы выход из тупика есть: в городе имеется НГТУ-НЭТИ, с которым предприятие могло бы заключить договор на обучение необходимых специалистов. Но на это нужно время — целых пять лет. А что будет через пять лет? Будет ли вообще существовать предприятие? Этими вопросами задается читатель «Советской Сибири». Тем более что в июле собственник ПАО «Тяжстанкогидропресс» Николай Степакин сказал, что с октября на заводе возможна приостановка производства.

«Мы не отстали, мы просто остановились...»

Борис Хоменко пишет: «От руководства завода приходится слышать, что от них требуют продавать свою продукцию на 20 процентов дешевле зарубежной. Вообще, это странно, что кто-то может требовать понижения цены. Сегодня она создается конструкторами и технологами. Другое дело, что влияет на цену. Стоимость материалов и комплектующих определена конструкцией станка или пресса. А вот трудозатраты зависят от уровня производительности, а это технологическое состояние оборудования, организации труда на всех участках производства, квалификация, трудовая дисциплина и так далее. Судите сами: как можно работать быстро и с необходимой точностью на станке 1939 года выпуска? А на «Тяжстанкогидропрессе» более 80 процентов оборудования имеет возраст более 30 лет. Это значит, что и цена выпускаемой продукции априори будет выше. Тем более что на заводе давно не проводят никаких исследовательских работ».

А между тем, как отмечает Борис Леонидович, в нашей стране есть примеры успешной работы предприятий станкостроительной отрасли. Правда, они находятся в европейской части России. На этих заводах трудятся тысячи человек, они выпускают современные металлорежущие станки, которые ни в чем не уступают зарубежным аналогам.

«Президент России Владимир Путин в одном из своих выступлений высказался в том смысле, что станкостроительная отрасль, несомненно, является ключевой и от нее зависит уровень нашего национального суверенитета, — пишет читатель, подчеркивая тем самым, что этот важнейший вопрос нужно системно решать на федеральном уровне. — Мы не отстали от Запада, мы в Сибири просто остановились, отдав этот уникальный завод в руки некомпетентных в области станкостроения управленцев. Они, несомненно, хорошие специалисты и, безусловно, симпатичные люди. Но станкостроение — это область особая. И вектор у нее станкостроительный!»

Фотографии статьи Без руля и без ветрил

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

С начала зимы с улиц Самары вывезли 57 тысяч тонн сннега Центр гигиены и эпидемиологии Елабуги переедет в новое здание Смертельная авария в Татарстане На участке проспекта Кирова оставят по одной полосе в каждую сторону Костромичей просят помочь в лечении 5-летнего Даниила

Последние новости