Был руководителем и удивительным человеком

Был руководителем и удивительным человеком

Несколько эпизодов из жизни бывшего мэра Новосибирска Олега Семченко
В июне этого года Олегу Ивановичу Семченко, Олежке, так я звал его в минуты дружеского общения, исполнилось бы 70 лет. Но, увы, до этой круглой даты, кстати не очень большой, он не дожил два года, скоропостижно скончался 18 августа 2015 года.
Ничто не предвещало беды. Проснулся утром раненько, по заведенной с производственных лет привычке обошел свое колыванское подворье с большим огородом, озером, конюшней, ипподромом, баней, бассейном, садом и отправился порыбачить на рукотворном, сробленном своими руками озере. Поймал карасей на жареху, отправился домой. Заболела голова. Выпил таблетку — не проходит. Вызвали скорую. Надо ехать в больницу. Заплакал вдруг Олег. Видно, понял, сердце подсказало, что уже не вернется в свою любимую колыванскую обитель никогда. (Я написал «никогда» и понял, какое это страшное слово…)
«У города забора нет»
Грустью, болью назад не вернешь. Память о человеке достойном должна жить, впрочем, как и обо всех людях. Вот и попробуем сохранить ее, вернее, сказать, помочь ей жить как можно дольше.
Было так. В середине восьмидесятых я переехал в дом на углу улиц 1905 года и Советской и каждое утро, в 6 часов или полседьмого, выбегал на зарядку. Зачастую в это же время в наш двор въезжала черная «Волга» и забирала плотного, крепкого, с темно-цыганистого цвета волосами, но курносым лицом человека. А поздно вечером та же начальственная «волжанка» привозила его обратно. Правда, бывало, что не трезвого. Через какое-то время я, работая заведующим идеологическим отделом городского комитета КПСС, должен был сопровождать первого секретаря горкома Владимира Васильевича Казарезова на единый политдень (руководители города и области встречались с новосибирцами в трудовых коллективах). Нас встречали секретарь парткома и директор завода. «Семченко», — сунул он мне руку, несколько смутившись, когда узнал во мне бегающего соседа.
Вспоминая о бытности директором «Коминтерна», Олег рассказывал, что работа по выпуску локаторов для С-300 была настолько бешеная, напряженная, что за день переругаются все. Вот вечером и приходилось «успокаиваться» со стаканом разведенного спирта, чтобы с утра начинать все сначала. Запомнил, смекнул и объяснил мое удивление от встреч во дворе вечером.
Следующие эпизоды будут связаны с работой Олега мэром города, или, как он сам любил подчеркивать, последним председателем горисполкома. В то смутное время председателю облисполкома Виталию Мухе и руководителю исполнительной власти в городе Ивану Индинку показалось, что главная власть переходит в областной и городской советы. Они, сориентировавшись, их возглавили. На вакантное место в городе предложили тогда уже депутата горсовета, крепкого хозяйственника Олега Семченко. Вспоминаю, как после беседы с Индинком Олег зашел ко мне. Я тогда работал заместителем у Ивана Ивановича, отвечая за блок гуманитарных вопросов. Олег рассказал о беседе, высказал сомнения. Я горячо убеждал его взяться за предлагаемую работу. На следующий день он заглянул и сообщил: «Иду соглашаться. В конце концов, тот же завод, только забор побольше». «Тогда не ходи, не соглашайся», — ответил я. Олег опешил. Я пояснил: «У города забора нет». Спустя какое-то время он зашел ко мне в кабинет и, усевшись за приставной столик, сказал: «А ты прав: у города забора нет».
Мэр на белом коне
Помню эпизод с освобождением здания старого ТЮЗа, Дома Ленина, под филармонию. После того как ТЮЗ переехал в новое здание, в старом разместились несколько организаций, в том числе творческие. Надо было подыскать им места для работы. Процесс шел ни шатко ни валко, кого-то не устраивали новые предложения. Муха позвонил напрямую Семченко, он вызвал меня и попросил всех собрать. Арендаторы объясняли каждый свою позицию. На третьем Олегу стало скучно, так вопросы он решать не привык. «Хватит! — стукнул он кулаком по столу, все вздрогнули. — Три дня. Не съедете, приду сам с милицией. Все вещи в окно. Совещание окончено».
Участники перешли ко мне в кабинет. Возмущению не было конца. Я решил воспользоваться ситуацией: «Да, братцы, шутки кончились. Производственник. Приедет ведь». Вечером зашел Олег, увидев улыбку на моем лице, спросил: «Что, опять перегнул с твоей культурой?» «Посмотрим через три дня», — ответил я, улыбаясь. «Скалься, скалься», — буркнул Олег и ушел недовольный. Не любил он попадать впросак. На третий день все съехали…
Еще один эпизод. Мы готовили к подписанию договор о первом побратимстве с японским Саппоро. Мэр Саппоро Итагаки-сенсей направил к нам заведующую международным отделом мэрии госпожу Сугиоку. Сделали ей потрясающую программу, убедившую ее в необходимости взаимоотношений между городами. А в последний вечер я попросил Семченко, чтобы вместе с ней поужинали и мэр (председатель горисполкома), и все его замы (тогда их было шесть). Сугиока поняла уровень уважения к ней. Но Олег сидел почти молча, как кол сглотил, изредка вставляя какие-то казенные реплики. Через полгода я случайно (уже ушел из мэрии) попал на встречу Олега с иностранцами. Он шутил, смеялся, общался как с давними друзьями. Синдром засекреченного директора быстро прошел.
Близился День города, по-моему четвертый. Я, готовя его, придумал, что царица обская Обинушка будет двигаться во главе карнавального шествия от реки. А мэр верхом на белом коне будет встречать ее, а потом, спрыгнув с лошади, подаст ей руку, поможет спуститься с конной упряжки и проведет ее на главную сцену. Приехали на ипподром. Нам выделили старенького, спокойного арабского скакуна. Олег проскакал на нем круг, лихо соскочил и сказал: «Пойдет». На самом же Дне города, когда мэр подъехал к тройке, доставившей на главную площадь Обинушку, его арабский скакун вдруг посреди толпы встал на дыбы. Я был рядом, видел, как побледнел Олег, холодный пот покрыл его лицо, но он справился с лошадью, соскочив, подал руку обескураженной актрисе «Глобуса», игравшей роль Обинушки, и проводил ее на сцену.
Характер товарища
Прошло девять месяцев. Ровно столько Олег проработал мэром. Руководители областных и столичных городских советов поняли, что деньги-то у исполнительной власти, и решили вернуться в исполнительные органы. Так произошло и в нашем Новосибирске. Олегу пришлось уйти.
А вот теперь сделаем некоторые выводы. Сельский мальчишка окончил техникум, послужил в армии, работал, женился, заочно окончил институт, мастер, начальник цеха, вторая семья, замдиректора, разные заводы, директор, мэр огромного города — и в никуда.
Трудно ли было Олегу? Трудно. Весь его бизнес-путь был невероятно напряженным. Наблюдая за Олегом в этих обстоятельствах, я опять же видел характер, волю, чувство справедливости, умение вести борьбу. При этом я бы отметил еще и такое качество, как умение не перекладывать ни на кого ответственность за создавшиеся обстоятельства. Все эти эпизоды, а их было немало, подрывали, казалось бы, железное здоровье, сформированное тяжелым крестьянским трудом, трудом литейщика, мастера производства, большого руководителя.
В коротких строках, с сокращениями в энциклопедии о Новосибирске описан путь советского гражданина в изменяющемся времени. Я же постарался рассказать о характере товарища. Он был верным другом, потрясающим сыном, любящим своих родителей, любящим отцом и удивительно искренним человеком, одновременно сильным и сентиментальным до слабости — русским человеком со всей широтой русской натуры. Многие люди на земле Новосибирской благодарны ему за добрые дела, за участие в их судьбах, за опору и помощь.
ТОЛЬКО ФАКТЫ
Олег Иванович Семченко родился 19 июня 1947 года в селе Покровка Чановского района Новосибирской области. Из рабочей семьи. Окончил Новосибирский станкостроительный техникум по специальности «литейное производство черных металлов» (1966) и Новосибирский электротехнический институт по специальности «инженер-механик» (1982). С июля 1966-го — инженер-диспетчер на заводе электротермического оборудования. С сентября 1966 по март 1967 года служил в армии. После армии работал мастером в бюро технического контроля линейного цеха завода «Сибсельмаш». С мая 1969-го — мастер обрубного участка литейного цеха завода «Сибсельмаш», с мая 1973-го — начальник планово-распределительного бюро, с сентября 1974-го — заместитель начальника, с февраля 1975-го — начальник цеха, с ноября 1976-го — заместитель начальника производства, с сентября 1980-го — начальник отдела материально-технического снабжения Новосибирского производственного объединения «Луч». С июля 1983-го — заместитель генерального директора производственного объединения имени Коминтерна по общим вопросам, с октября 1986-го — директор Новосибирского завода имени Коминтерна, заместитель генерального директора научно-производственного объединения «Сапфир» по производству. С апреля 1990 по 17 января 1991 года — председатель исполкома Новосибирского городского Совета народных депутатов. С 1991-го — председатель биржевого комитета Сибирской товарной биржи, с 1999-го — президент ОАО «Сибирский инвестиционный торгово-промышленный союз». С 1994 по 2015 год — председатель совета директоров ЗАО «Струг».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Самаре на украшение улиц к Новому году потратят 18 миллионов рублей Трагедии в Нерехте: за неделю погибло два ребенка В ТОП-500 лучших школ России включили один-единственный лицей из Костромы В Татарстане семиклассница получила травму позвоночника во время конфликта с учениками Золотой билет: откосить от армии в России все еще несложно, но есть нюанс

Последние новости