Что значит, когда армия и страна едины

Что значит, когда армия и страна едины

Визит главы оборонного ведомства в Новосибирск на минувшей неделе был связан с перспективами новосибирских предприятий, работающих на оборону, производством новых, современных типов вооружения

Что происходит сегодня в ВПК, на каком уровне оснащенность и эффективность нашей армии, какой вклад вносит сибирская наука в укрепление обороноспособности страны, как в армии служат ученые и чем привлечь в Сибирь молодежь?

В материале «Советской Сибири» — оценки и комментарии побывавшего в Новосибирске на минувшей неделе Министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу.

На чем акцентировал внимание Министр на встрече с научным сообществом и журналистами?

О контрактах жизненного цикла

Сегодня обозримый горизонт развития военно-промышленного комплекса позволяет заглянуть не на год-два вперед, а на 10–13 лет. Министр обороны России Сергей Шойгу рассказал, что сейчас предприятия ВПК могут уверенно перейти на плановую работу, этому способствуют контракты жизненного цикла.

— В 2012 году таких контрактов еще не было. Сегодня их уже 82 процента, – сообщил Министр. — То есть предприятия и конструкторские бюро обслуживают боевую технику от ее создания до утилизации. Это серьезный прорыв в нашем деле. Есть достаточное количество запасных частей, обслуживающее предприятие знает, когда и какой сервис нужно сделать. И конечно, это связано с технической модернизацией — предприятия работают по плану, согласованному с Мин­обороны.

Благодаря чему наша армия стала одной из лучших

Сергей Шойгу напомнил о той ситуации, в которой оказалась Российская армия после развала Союза.

— На заре третьего тысячелетия доверие к нашей армии было на уровне 27–29 процентов, — констатировал Министр. — Сегодня этот показатель в районе 83—89 процентов. Это говорит о том, что армия стала тем, чем может гордиться страна. В 2000 году уровень оснащенности современной техникой в армии был 24 процента, сегодня — 71,5 процента, уровень исправности техники — 99.

Наша армия и наш флот являются одними из самых современных, оснащенных и мобильных в мире. И в этом большая заслуга граждан нашей страны, тех, кто независимо ни от кого и ни от чего работал и работает. На первом месте люди, которым удалось сохранить промышленный и научный потенциал, что и позволило нашей армии выйти на этот уровень.

Что значит, когда армия и страна едины

Что значит, когда армия и страна едины

Министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу в ходе посещения Новосибирского авиационного завода имени В. П. Чкалова проверил исполнение государственного оборонного заказа. В частности, речь идет о поставке ВВС России модернизированных самолетов Су-34 и возможности промышленного изготовления тяжелых ударных беспилотных бомбардировщиков «Охотник». Планируется, что производство этого вида летательных аппаратов начнется уже в конце этого — начале следующего года. Фото: предоставлено пресс-службой МО РФ

Из какой бездны пришлось выбираться и армии, и стране? Министр вспомнил свой первый визит на Чкаловский авиазавод в 1990-х и неизбежно коснулся причин, повлекших потери нашей экономики до 2000 года.

— В те годы было утрачено больше 50 процентов промышленного потенциала, — сказал Сергей Шойгу. — К 1998 году пришли к повсеместному глубинному поражению власти. Она поменяла свое лицо: приезжая в любой город, нужно было обращаться не к главе города или области, а к тому, кто успел взять ключевые предприятия и целые отрасли экономики в данном субъекте. Эти люди хотели управлять всем, они назначали свою налоговую, своих депутатов и мэров. В конечном итоге пришло понимание, что эти люди и бизнес-структуры не должны диктовать правила жизни.

И в 2000 году начался тяжелый путь из этой бездны. Путь, который вместе со всей страной проходила и наша армия.

Глава оборонного ведомства России рассказал, с чего более 20 лет назад началось укрепление нашей армии и возрождение ее престижа.

Полезный опыт из 1995-го и престиж службы

— Нужно было принимать программу модернизации, насытить ее деньгами, перестроить мышление в стране по отношению к армии, — отметил Министр, — чтобы она стала престижной, основательной. Предстояло решать огромные проблемы. На 2012 год у нас не были обеспечены квартирами 87 тысяч человек из числа находящихся в распоряжении в армии. Люди ждали жилье, и им начислялась заработная плата — огромная нагрузка на бюджет в 40 миллиардов рублей.

Первым решением стала военная ипотека. Второе решение — субсидии, на которые человек по своему выбору покупал квартиру или строил дом. Эта программа действует до сих пор. В результате на сегодня только 100 распоряженцев не имеют квартиры.

Сергей Кужугетович рассказал, что впервые такой алгоритм решения проблемы, с выдачей жилищных сертификатов, применили после землетрясения на Сахалине в 1995 году (с 1994 года Министром Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий был назначен Сергей Шойгу). Обладатели сертификатов смогли реализовать их в любом городе страны. С тех пор система работает, успешно решила квартирный вопрос служащих. И кстати, сейчас в Новосибирской области по этому пути пошли, чтобы помочь с жильем сиротам.

Что значит, когда армия и страна едины

Глава региона пригласил представителей Министерства обороны РФ принять участие в работе Международного форума технологического развития «Технопром-2021», который пройдет в Новосибирской области 25–27 августа. Также Андрей Травников и Сергей Шойгу обсудили программу цифровой трансформации военкоматов — они должны стать современными, удобными для всех категорий граждан. Фото: предоставлено пресс-службой МО РФ

Вторая задача, которая стояла перед руководством армии, — повышение ее престижа.

— Нужно было резко увеличить количество контрактников и увеличить их довольствие, причем в разы, — рассказал Министр.

А вот призывников стало, наоборот, меньше в два раза. Сейчас их всего 230 тысяч. Что касается контрактников, то Сергей Шойгу заверил, что у них не только очень приличное довольствие, оно индексируется, и за ситуацией внимательно следит лично Президент РФ и главнокомандующий Владимир Путин.

Кстати, как отметил Министр, сегодня считают престижной службу в Российской армии 67 процентов призывников и больше 80 процентов контрактников и офицеров.

Третья сверхзадача на заре третьего тысячелетия, о которой упомянул глава оборонного ведомства, заключалась в переформатировании действующих и создании новых войск — космических, а также Северного флота.

— Все это сделано, и сегодня они твердо стоят на ногах и движутся вперед, — подчеркнул Министр.

Про декарбонизацию и новые центры в Сибири

Академик РАН Алексей Конторович, специалист по геологии и геохимии нефти и газа, предложил Министру создать на базе СО РАН и ведущих вузов Сибири национальный совет по науке и образованию, а также лично возглавить попечительский совет этого мозгового центра.

— В Сибири сконцентрирован такой научный и интеллектуальный потенциал, без которого Россия существовать не может, — сказал академик и лауреат Госпремии РФ.

Алексей Эмильевич подчеркнул, что обращается именно к Минобороны не случайно, поскольку это ведомство должно базироваться и базируется исключительно на отечественных, а не на купленных чужих технологиях.

— Сейчас с легкой руки ЕЭС и Парижского соглашения идет речь о смене энергетического режима, — сказал Министру академик. — В начале века практически всю энергию мира составлял уголь. В начале XXI века — уже целый спектр энергий. Но при этом не снизилось потребление ни угля, ни другого вида топлива, потому что людям нужна энергия. Идея за 20–30 лет свернуть все эти устаревшие энергетические ресурсы, заменив их на альтернативные, возобновляемые, а это многотриллионная экономика не только России, но и мира, просто невозможна. Из семимиллиардного населения планеты один миллиард — это ЕС и Северная Америка — сожгли 70 процентов всех употребленных объемов нефти, газа и угля. А теперь они хотят, чтобы все остальное человечество за них расплачивалось. Сложилась парадоксальная ситуация: мы уголь, согласно угольной стратегии, сокращать не собираемся, а с другой стороны, мы ратифицируем Парижское соглашение.

Академик Конторович считает, что история с декарбонизацией — провокация, которая может нанести большой ущерб экономике нашей страны. Ученый просит главу оборонного ведомства поддержать его позицию.

Что значит, когда армия и страна едины

Министр обороны РФ провел встречу с главами институтов и сотрудниками Сибирского отделения РАН в Доме ученых Академгородка. Фото: предоставлено пресс-службой МО РФ

Что ответил Министр? Во-первых, он обещал с большим вниманием рассмотреть вопрос о создании национального совета по науке и образованию. Но пошел несколько дальше, говоря о важности развития Сибири и использования ее кадрового, научного и промышленного потенциала.

В советское время был такой опыт, и Министр привел примеры из прошлого — проекты по созданию центров, в перспективе городов, где сегодня существуют избыточные энергоресурсы. По проектам, они должны были обеспечивать масштабные промышленные объекты и жилье. То есть в Сибири сегодня есть площадки с готовой, но невостребованной энергетической инфраструктурой, которую можно было бы использовать для реализации масштабных проектов, создания новых промышленно-экономических центров.

— Из двух с половиной миллионов тонн алюминия, которые производятся в стране, два миллиона в чушках вывозят, — привел пример упущенных возможностей Министр. — Из всего объема меди больше 70 процентов тоже вывозится. При этом мы не являемся главными производителями электродвигателей, лидерами в сфере производства оборудования для накопления энергии. Нам надо создавать такие комплексы, чтобы производить и аккумуляторы, и электродвигатели, перерабатывать цветные металлы, строить и укреплять промышленность. Для этого нужны кадры, образование, наука.

Из действующих примеров эффективного использования потенциала территории Министр привел масштабный лесоперерабатывающий проект в Красноярске, который с позиции создания центра притяжения и развития сопутствующих производств выглядит перспективно. Вспомнил Сергей Шойгу и про Ачинск, где есть нефтеперерабатывающий завод, а должен был быть большой нефтехимический комплекс. То есть тоже была перспектива. Может быть, и сейчас она есть.

А в части декарбонизации экономики Министр согласен с ученым:

— Вопрос обсуждается. Нам необходимо предпринимать серьезные шаги для того, чтобы этого не допустить.

О научной роте и строительстве нового БАМа

Академик Александр Латышев (Институт физики полупроводников им. А. В. Ржанова) говорил о расширении сотрудничества с Минобороны, потому что это очень престижно для молодых ученых. Разговор зашел о проекте Военного инновационного технополиса ЭРА (era-tehnopolis.ru), где трудится и одновременно проходит срочную службу научная молодежь.

— Однажды мы задались таким вопросом: почему эти ребята идут в обычные пехотные войска, где 80 процентов времени проведут на полигоне? — сказал Министр. — Почему бы не выбрать из числа выпускников вузов тех, кто имеет хорошие перспективы по продолжению своей карьеры в науке? И решили создать для них подразделение — научную роту. Первые такие роты появились в Арзамасе. Мы стали набирать выпускников университетов по конкурсу на срочную службу. Первый набор — 25 человек на место! Сейчас у нас таких научных рот 17. В конце концов мы вышли на создание научных центров с лабораториями, производственными мощностями, опытными производствами. Так появилась ЭРА, где сейчас служат 680 ребят. За это время центром зарегистрировано больше сотни изобретений. Но главное — там идет работа по поставленным нами, Минобороны, задачам. После завершения срочной службы на базе центра почти 580 человек работают в наших подведомственных организациях — НИИ по высокотехнологичным направлениям.

Еще один вопрос из зала также касался молодежи. Опасения научного сообщества, в частности, связаны с утечкой молодых талантливых кадров из Сибири. На это Сергей Шойгу откликнулся так:

— Наша задача предложить то, что будет притягивать молодых жить именно здесь. Сейчас железнодорожные войска вышли на строительство второй ветки БАМа. В советское время была заложена основа для этого. Если мы сегодня поднимем все проекты, которые были начаты, задуманы в советское время, огромное количество молодых людей захотят реализоваться в этих проектах. Ведь уезжают, когда не могут реализоваться. Значит, надо дать такую возможность.

Афганские риски и надо ли считать затраты на ОДКБ

Ситуация на южной границе Таджикистана вызывает серьезную тревогу. Россия, Мин­обороны в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) оказывает существенную поддержку союзникам. Это и обучение военных, и совместные учения, техническая помощь и так далее. В какую сумму нашей стране обходится эта помощь, насколько велики военные риски со всеми последствиями? Министр обороны РФ, с учетом его опыта в ликвидации последствий минувшей войны 25 лет назад, с учетом сложившейся сегодня ситуации, не скрывает, что, надеясь на лучшее, нужно быть готовыми к худшему. И наша армия готова.

— Мы действительно помогаем, но это, скорее, не помощь, а совместная программа не на один десяток лет. Сейчас возникла острая необходимость заняться не только армией Таджикистана, но и границами этой страны. Конечно, надеемся, что соглашения с движением «Талибан» (организация запрещена в России) будут выполняться, но, имея прошлый опыт, тяжело поверить в это. Поэтому надо заниматься, чтобы все это не пришло к нам в страну. Мы должны поддерживать членов ОДКБ и наших союзников, всячески им помогать. Наша военная база в Таджикистане достаточно мощная и в случае прямой агрессии будет задействована для защиты рубежей ОДКБ. То же самое касается нашей базы в Киргизии, где может возникнуть такая необходимость. Если говорить о рисках, которые мы сейчас видим, то речь идет о проникновении и укреплении игиловцев (ИГИЛ — запрещенная в России организация), которые уходят из Сирии и Ливии. Не хотелось бы, чтобы это все пришло к нашим соседям и союзникам. Нужно делать все, чтобы не повторилось то, что было 25 лет назад, когда сотни тысяч беженцев устремились из региона, тогда казалось, что это не закончится. Насчет денег, то, думаю, вы согласитесь, что это не та тема, над которой нужно задумываться, когда решаем такие вещи.

Почему министр Шойгу предпочитает отдыхать в Сибири

На самом деле, когда мы задали Сергею Кужугетовичу вопрос про отпуск, нам очень хотелось узнать, приедет ли он когда-нибудь к нам, в Новосибирскую область, не по служебным делам, а, например, рыбу ловить или с кайтом покататься на Обском море? А еще было интересно, каково это — отдыхать вместе с президентом? Получается, в отпуске и все равно на работе, да?

Судя по съемкам наших коллег, тележурналистов, Министр обороны, сибиряк, любит отдыхать на малой родине. А к нам? И вот тут мы поняли, в чем была наша ошибка. Если приглашать гостя такого ранга, нужно быть готовыми предлагать конкретику.

Что значит, когда армия и страна едины

На встрече с журналистами телеканала ОТС, газеты «Советская Сибирь» и сайта «Все новости Новосибирской области» — VN.ru. Фото: предоставлено пресс-службой МО РФ

— Куда ехать, что смотреть? — тут же спросил Сергей Кужугетович. — Вы предложите, убедите: подниматься ли к снегам, собирать ли грибы, ягоды? Слышал про вашу черемшу.

А что любит делать Министр обороны в отпуске? Интересов, как мы выяснили, очень много. К примеру, глава Минобороны любит сам работать по дереву, путешествует и фотографирует природу, ездит верхом, охотится, сплавляется по рекам.

В Сибирь его тянет сильнее, чем куда-либо. Причем очень любит именно сибирскую осень. Это на заметку нашим туристским организациям, которые сейчас так активно думают над программой, с которой намерены включиться в реализацию нового туристического национального проекта. Больше инициативы, чтобы Министр заинтересовался! И кстати, он же — президент Русского географического общества.

— А то, что вы сказали про отдых с президентом, то все не так, как вы, наверное, думаете — в отпуске как на работе, — уточнил Сергей Кужугетович. — Президент в этом деле очень азартный и комфортный человек, умеет наслаждаться отдыхом. Главная проблема — это время. И конечно, груз ответственности, который лежит на нем. Он всегда должен быть в зоне досягаемости, не может, как любой обычный человек, в отпуске махнуть на все рукой. А в целом отдыхать, поверьте, лучше всего в России — в Сибири, на Камчатке, Сахалине, Диксоне, на Новосибирских островах. Почему Север? Потому что это очень красиво. На моей родине есть пустыня, степь и тайга, вечные льды, там верблюды соседствуют со снежным барсом. Вот так нужно рассказывать про свою родину, красиво и убедительно, чтобы захотелось приехать. Любите свою страну.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

5 ПИСАТЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ ОБИДЕЛИ КОСТРОМУ: от Устиновой до Лукьяненко и Булгакова Приехали: в центре Шарьи тонут машины Угонщики закопали машину на кладбище под Костромой В Чапаевске грабитель отнял у почтальона деньги для пенсий Влюбленный костромич заплатит смелой кассирше 15 тысяч рублей

Последние новости