Не роскошь, а средство жизни

Не роскошь, а средство жизни

Почему люди с ограниченными возможностями покупают инвалидные коляски за собственные деньги, разве им не положено это бесплатано?

Вопрос, который вырос на почве поста в соцсетях известной новосибирской общественницы, передвигающейся в инвалидном кресле, всколыхнул интернет-сообщество. У нее вышла из строя старая коляска, поэтому купила новую дешевую на время, пока не подберет и не купит более удобную. Зацепило слово «купила». И началось.

Вопросы посыпались сразу в комментариях. Присоединились и другие колясочники: да, индивидуальные технические средства реабилитации, а именно кресла на колесах, которые гарантированы за счет бюджета, получить можно, но пользоваться ими невозможно. Мы решили выслушать стороны и обсудить с Новосибирской областной организацией Всероссийского общества инвалидов, есть ли выход из сложившейся ситуации.

Тип, но не модель

Новосибирская обществен-ница Ольга Стволова, известная своими проектами, направленными на помощь людям с ограниченными возможностями, на днях написала на своей страничке в социальной сети, что у нее сломалась инвалидная коляска.

— И я по-быстрому купила новую, потому что ждать уж никак. И думать, выбирать — не про эту ситуацию, — написала Ольга. — Эту коляску посоветовала знакомая. Мне нужна суперлегкая и маневренная. Вот эта легче и резвее, но надо пока аккуратнее, чтобы было безопаснее. А вообще, конечно, по-хорошему, нужно обдумывать покупку еще одной коляски, чтобы брать осмысленно и не торопясь.

Пост вызвал немало комментариев. Многие интересовались, не обязано ли государство обеспечивать людей с ограниченными возможностями креслами-колясками, на что Ольга Стволова ответила, что средства реабилитации, которые дают бесплатно, лично ей не подходят.

Напомним, что в Новосибирской области обеспечением инвалидов техническими средствами реабилитации занимается региональное отделение Фонда социального страхования. Что это за средства реабилитации, определяет комиссия в Бюро медико-социальной экспертизы, или МСЭ.

Комиссия рассматривает рекомендации узких специалистов и заполняет ИПР – индивидуальную программу реабилитации. В эту программу вносится потребность инвалида в средствах реабилитации, таких как трости, костыли, кресла-коляски, и нуждаемость в протезных изделиях.

В карте реабилитации указываются наименование средства в соответствии с федеральным перечнем, сроки его обеспечения и организация, ответственная за бесплатное предоставление инвалиду этого изделия. При этом стоит отметить, что комиссия МСЭ указывает тип коляски в соответствии с федеральным перечнем, но не конкретную модель и производителя. Так что по факту ответственная за обеспечение организация будет сама решать, какую модель она предоставит.

Бесплатных колясок выбор небольшой...

Чтобы получить коляску, надо предоставить в фонд заявление на обеспечение средством реабилитации, которое заполняется на месте, индивидуальную программу реабилитации, а также паспорт. Если коляска требуется ребенку, то надо подать в фонд свидетельство о рождении и паспорт одного из родителей. Казалось бы, все просто. Но тут как раз и начинаются сложности.

— Бывают коллективные, смешанные и индивидуальные средства технической реабилитации. К первым можно отнести, к примеру, стационарные пандусы, к смешанным – пандусы съемные, которыми может пользоваться как один инвалид, так и несколько. Коляска является индивидуальным средством технической реабилитации, и, как следует из определения, должна подбираться каждому индивидуально, — поясняет председатель новосибирской областной организации Всероссийского общества инвалидов Игорь Галл-Савальский. – Ни одна западная компания не продаст кресло-коляску, не обмерив предварительно того, кто будет ей пользоваться. Чтобы ее правильно подобрать, надо знать рост, вес, объем таза и еще ряд индивидуальных особенностей. Только тогда коляской можно будет эффективно пользоваться. У нас же закупают эти изделия всего трех типов: с шириной сиденья 42, 49 и 53 см. А если человеку, например, нужна коляска шириной 44 см? В маленькую он попросту не поместится. А в более широкой он не сможет нормально сидеть. Это в итоге приведет к искривлению позвоночника.

Коляски отличаются не только шириной сиденья. Например, они бывают механические и с электроприводом. Механические коляски, в свою очередь, делятся на активные, которые человек может катить сам, и такие, которые катит сопровождающий. Понятно, что конструкция у них совсем разная. Коляски с электроприводом тоже различаются. Есть такие, которые умеют даже передвигаться по лестнице, — их, кстати, производят в Новосибирске. Но они слишком громоздки и для дома не годятся, да и стоят недешево. А есть небольшие, легкие, маневренные, но на улицу на такой уже не поедешь. Словом, выбор достаточно большой.

… а в магазине не по карману

Казалось бы, выход лежит на поверхности: человек может сам купить коляску с учетом своих потребностей и получить от государства компенсацию. Закон дает такую возможность, и с получением денег особых сложностей нет.

Но, по словам Игоря Галл-Савальского, пользуются ей далеко не все – примерно 10 процентов от общего числа тех, кто нуждается. Причин тому две. Во-первых, чтобы купить коляску, нужны деньги и физическая помощь здорового человека. Эти возможности есть далеко не у всех людей с ограниченными возможностями. А во-вторых, Фонд социального страхования вовсе не компенсирует 100 процентов понесенных затрат. Вернут только ту сумму, которую фонд тратит на покупку коляски по госконтракту. Причем только за то средство технической реабилитации, которое указано в индивидуальной программе.

Понятно, что цены на изделия, купленные Фондом социального страхования в рамках госконтракта, и на те, что есть в свободной продаже, могут сильно отличаться. Например, цена на кресло-коляску активного типа для инвалидов и детей-инвалидов на сайте ФСС составляет 34 541 рубль. Именно на такой размер компенсации и можно рассчитывать. Между тем на сайте популярного новосибирского магазина товаров для здоровья цена на подобные изделия варьируется от 24 500 до 285 000 рублей. Цена кресла-коляски с электроприводом на сайте ФСС — 70 029 рублей, в магазине — от 55 000 до 640 000 рублей. То есть возмещается хоть и не самый дешевый вариант, но не факт, что именно он подходит под потребности инвалида.

Производителям надо помочь

— При этом Новосибирская область еще неплохо обеспечена индивидуальными средствами технической реабилитации. Но, к сожалению, их приобретают в рамках Федерального закона о госзакупках № 44-ФЗ, и на торги часто заходят компании, которые предлагают дешевые китайские коляски низкого качества, — отмечает председатель совета Новосибирской региональной общественной организации инвалидов-колясочников «Центр независимой жизни «Финист» Виктор Семенко. – Между тем у нас в стране есть отличные производители средств технической реабилитации. Но они не заинтересованы в участии в торгах именно по причинам ценовой политики.

Стоит отметить, что сами общественники пытаются решить этот актуальный вопрос. Как рассказал Виктор Семенко, нынешней весной инвалиды-колясочники на собственных автомобилях приняли участие во всероссийской акции «Мы вместе», организованной Общероссийским народным фронтом (ОНФ). Они развозили волонтеров, которые доставляли продукты и лекарства тем, кто в этом нуждался. По итогам мероприятия состоялась видеовстреча участников акции с президентом России Владимиром Путиным.

— На этой встрече я обратил внимание президента на то, что необходимо помочь российским предприятиям, которые выпускают индивидуальные средства технической реабилитации, тем более что эти предприятия можно пересчитать по пальцам. Если они останутся без государственной поддержки, то очень много людей окажется в бедственном положении, — рассказал Виктор Семенко. — Президент поддержал это предложение, дал соответствующее распоряжение правительству РФ, и, насколько мне известно, поддержка была оказана.

«Ждем решения вопроса»

Поддержка со стороны государства в трудные времена пандемии – это, конечно, хорошо, но вопроса обеспечения инвалидов креслами-колясками, которые подходят именно им, она, к сожалению, не решает. Проблема в том, что у нас в стране отсутствует структура, которая занималась бы индивидуальной реабилитацией.

— На наш взгляд, нужно изменить саму систему предоставления индивидуальных средств технической реабилитации. Надо сделать так: медико-социальная экспертиза должна производить полное комплексное обследование и на его основании не просто составлять индивидуальную программу реабилитации, но и выдавать сертификат с определенной суммой, на которую можно было бы приобрести средство, отвечающее индивидуальным потребностям каждого отдельно взятого пациента. Разумеется, деньги можно будет потратить только на эту цель, — подчеркнул Игорь Галл-Савальский. — Мы обратились с этим предложением в правительство России, Общественную палату РФ и Министерство труда и социальной защиты РФ. Причем наше предложение в Минтруд поддержал Фонд социального страхования РФ. Это было в прошлом году. Наше обращение было услышано, Минтруд его поддержал. Сейчас ждем решения этого наболевшего вопроса.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Загостились. С начала года судебными приставами было выдворено на родину 479 иностранцев В Самарской области хотят закрыть шесть ТЦ ТОП-5 профессий, с которыми в Костроме не пропадешь В Самаре сотрудник полиции подозревается в получении взятки Цифра дня: 1,8 трлн рублей может превысить объем расходов федерального бюджета

Последние новости