У посёлка Лубана

У посёлка Лубана

Анна Суханова очень любила свой сибирский край, была добрым, отзывчивым человеком. Мечтала стать медиком — и стала. Но пришлось трудиться не только в родных сердцу местах, но и на другой земле — под пулями и взрывами снарядов…

Навстречу мечте

Аня с детских лет хотела лечить людей. Все игры сводились к тому, чтобы кого-либо «полечить». Пациентами были куклы, но и к ним она относилась весьма серьезно: ставила уколы, поила микстурами, бинтовала лоскуточками, с заботой ухаживала.

После школы девушка поступила в фельдшерско-акушерское училище, окончила его и была направлена на работу в деревню Блюдцы. Да, есть деревня с таким названием, затерявшаяся в Чановском районе Новосибирской области. До райцентра сорок три километра, а до Новосибирска — почти триста восемьдесят.

Но Аню не смутила отдаленность деревни. Для нее было главным, что она теперь фельдшер и ей доверена самостоятельная, дорогая сердцу работа. Первым делом, как только устроилась на новом месте, попросила руководство выделить отдельное помещение для медицинского пункта. С энтузиазмом взялась за оснащение своего рабочего места. Ей не терпелось вести прием, лечить больных — настоящих больных, нуждающихся в помощи.

У посёлка Лубана

Сельчане кто с любопытством, кто с недоверием поглядывали на молодого врачевателя. Но все же потянулись в медпункт лечить свои недуги. А вскоре и стар и млад поняли: фельдшер с характером и дело свое знает, а главное — человек она добрый, отзывчивый, всегда на помощь придет. В свободное время Аня и немощным людям помогала. Кому в огороде грядку вскопать или прополоть, кому из еды чего приготовить, белье постирать, дров в хату принести, полы помыть — это она зазорным не считала.

Жизнь в деревне текла своим чередом, каждый был занят общими и личными делами, успехи и радости отмечали сообща, а разные беды делили поровну.

Все перечеркнула война

Но настоящая беда пришла 22 июня 1941 года. Не пришла, а свалилась на головы сельчан, узнавших о нападении Германии на Советский Союз. Замешательство, страх перед неизвестностью и горе расставаний накрыли людей. Мужчин призвали в армию, а тяжкий труд лег на плечи женщин и подростков. Не осталась в стороне и Аня — настояла на ее отправке на фронт. Считала, что на передовой она нужнее, чем в деревне: она медик, имеющая практику, а там — бои, раненые.

Большинство жителей уговаривали Аню остаться. Жалеючи, упрекали: зачем же сама напросилась, куда ж такая молоденькая? На что Аня отвечала: мол, победим врага, вернусь, и будем жить по-прежнему счастливо. Всей деревней с тревогой на душе ее провожали.

В составе 22-й Сибирской добровольческой дивизии пришлось Анне Сухановой нести военное бремя. Какие же это были тяжелые дни! Бесконечные взрывы и сотрясение земли, свист пуль, убитые и раненые. Их было много, очень много. Надрываясь, ползком тащить окровавленного бойца — разве под силу хрупкой девушке? Но она тащила, несмотря на строгие замечания командиров, предупреждавших, что ее место не на поле боя, а в медсанбате, а переносить раненых — на то есть санитары.

Бесконечные страшные будни. Стоны, кровь, смерть — последствия ужасной войны, калечившей и уносившей человеческие жизни, перечеркнувшей планы и надежды людей, нарушившей их спокойное существование. Какое же отчаяние охватывало Анну, если она не успевала кому-то помочь! Каждого бойца она старалась сберечь, спасти, поставить в строй.

У посёлка Лубана

Командование заметило смелость Сухановой и после одного из боев представило ее к награде. Заслуженная медаль «За отвагу» украсила грудь девушки.

Шли ожесточенные бои за освобождение Латвии. Гитлеровцы сосредоточили значительные силы, чтобы не допустить прорыва своей обороны, вели мощные контратаки и наступления.

Одно из кровопролитных сражений произошло на Лубанской низменности. Болотистая местность, скопление гитлеровских войск и техники, вражеские десанты противостояли советским войскам. Фашисты наседали на воинские подразделения, в составе которых был и медицинский взвод, возглавляемый младшим лейтенантом Сухановой, сосредоточившийся у поселка Лубана. Какой там взвод, одно название — недокомплект. Ряды бойцов батальона Богданова поредели. Шквал огня косил людей, раненых прибавлялось, и многие из них не в силах были продолжать бой.

Взметнулась ввысь красная ракета — командование сигналило: «Всем отходить!» Но куда там, плотный вражеский огонь преграждал путь к отступлению, и только по болоту еще можно было уйти. Комбат принял решение продолжать сражаться, надеясь на изменение ситуации. Но, переживая за девушек-медиков, приказал им покинуть место боя, поскольку кольцо окружения сжималось. Аня же решила остаться с бойцами. Ее примеру последовал и остальной женский медперсонал — две девушки.

Сражались до последнего патрона

Авиация противника наносила удары, работала артиллерия. Авиа­бомбы и снаряды от орудий рыхлили землю, разрушали заградительные полосы и окопы, губили людей.

Остатки батальона по болотистой и заросшей лесом местности перебрались ближе к поселку Лубана и оказались в тылу у немцев. Устранив боевое охранение противника, открыли огонь по вражеским укреплениям, уничтожая фашистов и машины. Немцы не ожидали появления советских воинов и такой отчаянной атаки. Сосредоточив свои силы на батальоне Богданова, они с остервенением набросились на горстку смельчаков.

Участок шоссе от поселка Лубана с небольшой высоткой превратился в сплошное месиво. Разрывы снарядов, мин и гранат, автоматные и винтовочные выстрелы заполнили полосу обороны. Кругом враг — верная погибель. Но комбат и его бойцы старались об этом не думать. Аня с медсестрами продолжали оказывать помощь раненым, прикрывая их собой под обстрелом. Закончились мази, вата, бинты, в ход пошло нижнее белье. Вокруг ухало, грохотало, комья земли падали рядом и на голову.

И снова комбат приказал медперсоналу покинуть поле боя, пока еще есть возможность уйти через болото, хотя осознавал: вряд ли это теперь возможно, а боеприпасы на исходе, много раненых…

Неравная схватка длилась весь день. До последнего патрона сражались богдановцы с врагом, так и не дождавшись подкрепления. На всех участках фронта шли не менее ожесточенные бои, отчаянные и кровопролитные.

Фашисты ворвались на высотку, занятую батальоном. Рукопашного боя не было — выбившиеся из сил раненые воины без единого патрона и три изможденные девушки предстали перед завоевателями. Враги удивились: неужели вот это те, кто не пожелали сдаться, проявили дерзость и нанести столь ощутимый урон?

Победу над горсткой раненых и обессилевших красноармейцев немцы праздновали по-своему. Взятые в плен несколько человек теперь не представляли опасности. Обезумевшие от неистовой злобы немцы подвергли их пыткам. Нет, это были не люди и не звери, это были оборотни-кровопийцы, жаждущие насладиться расправой над пленными.

ТОЛЬКО ФАКТЫ
Суханова Анна Алексеевна родилась в 1920 году в селе Елтышево Мошковского района Новосибирской области. Воевала санинструктором и командиром санитарного взвода в составе 22-й Сибирской добровольческой стрелковой дивизии. 7 августа 1944 года у поселка Лубана (Латвия) зверски замучена фашистами. Награждена медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны I степени (посмертно). На здании школы в поселке Ояш установлена мемориальная доска, посвященная героине.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На проспекте Кирова трамвай сошёл с рельс и перегородил дорогу Скульптура волчонка Забиваки появилась около отеля Lotte в Самаре В Самаре продолжают поиски пассажиров перевернувшейся лодки У подросткового клуба “Юный десантник” вновь победа! Махлаи возместят ущерб ТоАЗу в размере 77 млрд рублей

Последние новости