Возвращение с фронта

Возвращение с фронта

Здравствуйте, уважаемая газета «Советская Сибирь»! Пишет вам ваш постоянный читатель. Я хочу рассказать о том, как отец вернулся с войны. Я об этом знаю с маминых слов.

Это было в деревне Караульное Тогучинского района, в колхозе имени Горького. Сейчас этой деревни уже нет, ее жители в 1954–1956 годах разъехались кто куда.

О том, что кончилась война, местные жители узнали от председателя нашего колхоза — он зачитали им газету «Советская Сибирь», где говорилось об этом. Мама рассказывала, что на улице стон стоял: люди плакали, кто от радости, кто от горя, ведь многие не вернулись с войны.

Когда пришло известие о победе, люди стали ждать своих близких с фронта. Мама говорила, что она все глаза проглядела — ждала отца. И как-то в сентябре соседка говорит ей: «Фрося, твоего Андрея видели в Тогучине. Наверное, к вечеру он будет дома». Тогда к нам в деревню можно было добраться только на попутной машине или пешком. Мама стала готовится к встрече мужа: истопила баню, достала и погладила отцовское белье, собрала на стол что бог послал. Достала лагушок бражки, позвала соседей, кумовьев. И снова бежит соседка с известием: «Фрося, твой Андрей уже дома, он к родителям зашел». Родители его жили в соседней деревне.

Мама рассказывала, что она собрала ребятишек — моего брата, которому тогда было одиннадцать, и шестилетнюю сестру — и пошла к свекрам. Я тогда еще не родился. Пришли, видят: ворота открыты (так принято в деревне), все отмечают возвращение отца с фронта. Мама говорила, что услышала гармонь — все Косаревы были гармонистами. Вошла мама в дом, увидела отца. А тот, как увидел жену, вышел из-за стола и встал перед ней на колени, и слезы полились из его глаз. Отец говорит: «Фрося, ты прости меня, не мог я родителей обойти. А тут, понятное дело, родня, налили по рюмке, выпили за возвращение». Мама вспоминала, что свекор тогда вышел из-за стола и сказал: «Андрей, забирай свою семью и идите домой, она тебя четыре года ждала». Отец достал свой солдатский сидор и стал раздавать подарки. Бабушке, своей матери, и жене он подарил красивые кашемировые платки с кистями, а ребятам сладости, каких в нашей деревне отродясь не бывало. Закинул отец мешок за спину, взял ребят за руки и пошли они домой.

А там уже баня готова и веник запарился. Отец стал раздеваться, и мама увидела, что он весь в шрамах. Мама говорит ему: «Как же тебя искалечили»… А отец отвечает ей: «Что раны, это ерунда, главное, что живой вернулся». Было ему тогда 32 года. Собрались к нам гости, все сели за стол, и праздник продолжался до самой ночи. Вот так мой отец вернулся с войны.

На фронт уходили четыре брата Косаревых: Андрей (мой отец), Николай, Никита и Федор. Мой дядя Николай Васильевич, 1917 года рождения, погиб за Родину. Другой дядя, Никита Владимирович, 1907 года рождения, тоже остался на войне навечно. Еще один дядя, Федор Васильевич, 1922 года рождения, вернулся с фронта. Он жил в Тогучине.

Мой рассказ — в память о тех, кто не вернулся. Напечатайте его, пожалуйста, может быть, кто-то прочитает и вспомнит своих родичей. Мне нынче 4 ноября исполнится 74 года. Может, последний раз вам пишу...

С уважением, Николай Андреевич КОСАРЕВ, Новосибирск

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Почта России будет взимать пошлины за интернет-покупки онлайн Никас Сафронов был поражен удивительным подарком от костромских мастериц В зданиях центра занятости Промышленного района и центра Семья будут располагаться детские сады Из торговых центров Костромы эвакуировали сотни посетителей Число жертв стрельбы в Керчи возросло

Последние новости