«Я вам заметку принёс!»

«Я вам заметку принёс!»

Продолжаем публиковать рассказы наших читателей — участников конкурса историй о почтальонах. На этот раз с нами поделились воспоминаниями земляки из Кыштовского района и Новосибирска.

Корреспонденцию привозили мешками

Работать почтальоном я мечтала с детства. В начале 60-х годов наша семья жила в деревне Менгерка (сейчас уже нет этого населенного пункта). В нашей деревне была только семилетняя школа. Чтобы учиться дальше, нужно было ходить с тяжелой котомкой за плечами в соседнюю деревню, за пять километров.

Отца к тому времени не стало, мать получала пенсию 12 рублей «по утере кормильца». Прожить на эти деньги большой семье было очень тяжело. Летом приехали старшие сестры, которые жили в городе Шилка Читинской области, и забрали меня с собой. Но там тоже никаких условий для моего обучения не было. Сестры помогли мне устроиться почтальоном, чему я была очень рада, ведь исполнилась моя мечта. Я с хорошим настроением и в дождь, и в грязь, и в метель, и в сильный мороз разносила почту — знала, что люди ее очень ждут. Чтобы доставить всю корреспонденцию по адресам, часто приходилось работать дотемна. Брала с собой фонарь и светила, иначе номера домов было не разглядеть.

Очень боялась злобных дворовых псов. И не зря. Однажды, когда подошла к почтовому ящику в одном дворе, с цепи сорвалась собака, а хозяев дома не было. Псина бросилась ко мне и давай рвать в клочья мое новое платье, а я боюсь, что она до лица достанет. Еле-еле отбилась от нее тяжелой почтовой сумкой. Иду и горько плачу — от испуга и оттого, что очень жаль изодранное в клочья новое платье…

Проработала так до отпуска 11 месяцев, уволилась и уехала домой, к маме и младшим братьям. Но, чтобы выжить, надо было работать. Старший брат позвал к себе в село Кыштовка, там я тоже устроилась на почту. Вскоре оттуда меня отправили на трехмесячные курсы повышения квалификации. После них стала работать на подмене: кто в декрет или отпуск уходил — я вместо них. А потом вышла замуж и уехала в село Еремино, там как раз открыли новое почтовое отделение. Благополучно проработала восемь лет. Но потом супруг поссорился с бригадиром, и мы переехали в село Малокрасноярка.

В то время были гигантские объемы корреспонденции: к нам в отделение каждую неделю привозили несколько мешков газет, журналов, а перед праздниками — сотни открыток. В каждый дом — по пять-шесть штук. В день выплаты пенсий на участке меня ждали 150 бабушек и дедушек. Общая сумма пенсий, которую я разносила, была огромной, но почтальоны никого не боялись, потому что деревенские не совершали тяжких преступлений.

После того как я отучилась на очередных курсах, стала начальником почтового отделения. А теперь и дочь пошла по моим стопам: окончила колледж связи. Мне сейчас 76 лет, я давно на пенсии. Большое спасибо, что нас, ветеранов, не забывают: от «Почты России» к празднику присылают 500 рублей, а к Дню почтальона — вкусные гостинцы. Очень тепло становится на душе.

Мария ФЕДОРОВА, с. Малокрасноярка, Кыштовский район

«Конь пошёл домой, а я повёз почту»

Почтальонов в народе называли письмоносцами. Хотя они, кроме писем, разносили газеты, журналы, бандероли, извещения на посылки.

В 1949 году почтальоном в селе Ольгино Усть-Таркского района работал Александр Иванович Фролов — мой отец. В любое время его можно было увидеть на деревенских улицах с толстой сумкой, заполненной корреспонденцией. Он был инвалид — правую руку ампутировали, приходилось все делать левой. Мы с другом помогали ему разносить по адресам газеты и письма. Нас в деревне называли почтарями, встречали всегда с уважением. И даже порой кто-нибудь из жителей давал рубль, говоря при этом: «Сходите, пацаны, в кино». Нас это радовало.

В апреле 1949 года Александр Иванович приболел. Нужно было ехать за почтой в соседнее село. Мы с другом Шуркой напросились съездить за него. Сходили за конем и отправились. Когда подъехали к деревне, говорю другу: «Я пойду пешком до почты. А ты дай лошади сена и жди меня». На почте мне выдали корреспонденцию для нашей деревни Ольгино: четыре посылки, два мешка газет и журналов. Хорошо, что начальник почты дал мне санки. Когда я шел обратно, погода стала меняться: подул сильный ветер, пошел снег. Наконец я притащил санки с грузом до места встречи, но ни Шурки, ни коня там не оказалось. Как выяснилось позже, Шурка уснул, а конь, съев все сено, развернулся и пошел домой. Я был в отчаянии. Однако решил не бросать почтовый груз, а тащить его до деревни. Но вскоре стал уставать, да и одет был плохо. И все же за пять часов я дотащил корреспонденцию до нашей деревни, ничего не растеряв, и был этим очень горд.

Вскоре отец оставил эту работу. А потом я ушел служить в армию. В 1964 году остался сверхсрочно в воинской части, жил с семьей в военном городке Гвардейский. Там были почтовое отделение, телеграф, военторг, ателье, сапожная мастерская. Люди много выписывали газет, журналов, в том числе для детей. Сейчас мало кто помнит названия журналов советского времени: «Вокруг света», «Крокодил», «Крестьянка», «Работница», «Веселые картинки», «Мурзилка», «Юный натуралист». С доставкой корреспонденции добросовестно справлялись почтальоны Татьяна Николаевна Сигаева, Наталья Андреевна Уринцева — их многие жители нашего поселка вспоминают с теплом. Но в 2004 году 95-е отделение связи в нашем военном городке ликвидировали, все функции передали 86-му отделению в поселке Пашино. Мы пытались вернуть почтовое отделение в наш поселок, но безрезультатно. Нам объяснили, что сейчас жители мало выписывают и читают газет, больше не отправляют писем и поздравительных открыток. Лично я до сих пор выписываю и читаю «Советскую Сибирь» и еще пару других изданий.

Михаил ФРОЛОВ, г. Новосибирск

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Виктория Шергина: «У пациента должно быть право решать, кто его будет лечить» Инспекторы ГИБДД в Самаре будут применять шумомеры Самарские «Крылья Советов» обыграли «Ротор» со счетом 2:0 В «кукурузном» доме в Самаре люди пролетели 9 этажей В Сызрани у водителя на М-5 нашли 260 граммов марихуаны

Последние новости