Шипуновский почтарь

Шипуновский почтарь

Жил в Шипуново известный и уважаемый человек — Николай Павлович Клочков. Во время войны он, тогда еще подросток, развозил почту по районам. Несколько лет назад мне довелось записать его воспоминания.

«Когда началась война, мне было 14 лет, я с охотой пошел работать в колхозную конюшню. Мог сутками быть там и с каждым днем открывал для себя что-то новое. Удивляло чутье этих животных, как они откликались на человеческую доброту и заботу», — рассказывал Николай Павлович.

Заметили в колхозе «Красный Октябрь» Колькину любовь к лошадям. Как-то пришли к нему домой — почту из Шипуново в Сузун доставить некому. Отца дома не было, воевал, а мать решила заступиться: «Мал еще, и 16 нету, а тут такая ответственность — казенную почту возить». Но день-другой поработать уговорили, а там, мол, может, кто с фронта придет. Только этот день-другой растянулся почти на два года.

К четырем часам дня (к этому времени обычно привозили почту из Черепаново) пара гнедых уже стояла в упряжке. Кони нетерпеливо махали головой, и колокольчик под дугой мелодично позванивал. «И как долог был путь?» — спросила я у своего собеседника. Глаза его озорно блеснули, на лице появилась улыбка: «А по хорошей погоде два — два с половиной часа, и я в Сузуне».

В Сузуне деревянное здание районной почты располагалась на месте нынешнего магазина «Анжелика». Сдаст почтарь мешок с корреспонденцией, а сам едет на ночевку к своей тетке Матрене Михайловне Косовой. Распряжет лошадей, задаст им корму и отдыхать. А назавтра заберет почту для земляков — и назад, в Шипуново.

«Дорога дальняя, и все бором. Зимой было особенно страшно — холодно, и темень рано начинается. Хотя в наших краях по дорогам сильно не хулиганили, да и уверен я был в своих конях: гикну, свистну, и понесет меня пара гнедых, только ветер в ушах. Дома ставил коней на колхозной конюшне и два дня кормил, поил, а потом опять в дорогу», — вспоминал Николай
Павлович.

Как-то раз зимой накануне поездки целые сутки мела метель. Поехал почтарь, а снег все валит и валит.

«По колено лошадям сугробы, а почта в этот раз — «спецсвязь», так что хочешь не хочешь, а везти надо, — рассказывал Николай Павлович. — Полпути не прошли мои кони, а уже пена клоками висит с боков. Ну, думаю, порешу так коней… Соскочил с саней, и шагом пошли. Но вижу — устали. Кое-как добрался до Октябрьского участка, а там до Сузуна еще 10 километров. Слышу, трактор тарахтит. Прицепил тракторист к своему ЧТЗ клин-чистилку и поехал в сторону Сузуна. Тут уж и кони вздохнули, и мне веселей стало».

Как-то летом, сдав почту в Сузуне, Колька стреножил коней за околицей, где жила тетка, — пусть отдохнут и покормятся. Утром вскочил до восхода солнца, побежал за огороды, а там — одна кобылка, жеребца по кличке Черкес нет. Ржет тревожно кобылка — свыклась за два года-то. Колька уж свистел-свистел, а вокруг тишина. Заметался почтарь, увидел на дороге свежие следы, узнал по подковам, вскочил верхом на кобылку, да и по следу, что на Нижний Сузун вел. Только вскоре след свернул с дороги на луг. Колька свистел, кобылка тревожно ржала, да только пришлось им повернуть назад ни с чем.

Решил с теткой посоветоваться — может, заявить куда надо? И вдруг услышал радостное ржание кобылки. Выскочили с тетей из дома, видят — Черкес мечется у забора. На шее толстая веревка завязана, а конец свисает. Оторвался, домой прилетел! Радости не было конца. А тут еще по пути в Шипуново попались два земляка-фронтовика: шли домой в отпуск по ранению и Кольке рубаху подарили. «Я и не отказался, — с гордостью сказал мой собеседник, — рубаха-то добротная была». В общем, запомнился ему тот летний день.

Почти два года отработал Николай Клочков почтарем за 1,25 трудодня в день. А потом, в апреле 1945 года, его призвали в армию. Отправили на Дальний Восток. На семь лет затянулась служба у паренька. Пришел домой — грудь в орденах. Женился, всем миром (была тогда такая добрая традиция) поставили новый бревенчатый дом на Шипуновском участке, в котором он и прожил всю жизнь. К военным наградам прибавились награды за мирный труд — много лет отработал Николай Павлович в лесном хозяйстве.

Нет уже Николая Павловича, а земляки вспоминают его с большим уважением.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В центре Костромы обнаружили 35 незаконных построек Шальная мама накануне 8 марта шокировала суд своим поведением 2018 год в Елабужском районе объявлен Годом детства В Сызрани молодые люди переоделись в привидение и пугали людей Областной прокурор обзавелся новым замом

Последние новости